Бог исчезает из жизни современного общества

За последние полвека произошел сдвиг, но не от одной религии к какой-либо другой религии, а от одного типа религии к другому.

Франсуа Готье, профессор социологии религии на факультете общественных наук Университета Фрейбурга, Швейцария, который работает над моделью понимания глобальных религиозных изменений, утверждает, что исследователи религии часто игнорировали рост экономики как доминирующей и структурирующей социальной силы.

Готье утверждает, что начиная с 1980-х годов потребительство и неолиберализм сформировали современное религиозное сознание. Он считает, что предпринимательские типы религии и те, которые угождают культуре подлинности и выразительности, жизнеспособны и переживают сейчас свой рост.

Религия не то, чем она была. Не так давно эти слова понимали, как спад религиозности. Недавний опрос показывает, что более 50% британских взрослых сегодня объявляют себя «нерелигиозными».

Но эта тенденция является лишь очень поверхностной оценкой того, что действительно происходит. Если мы посмотрим глубже, то сможем увидеть, что последние полвека не было перехода от одного типа религии к другому.

Все, что происходит, можно свести к двум дополнительным процессам: совместному росту глобализации потребления и неолиберализма. Это — два руководителя процесса, который подорвал основы национального общества в пользу новой конфигурации, в которой определяются механизмы и идея глобального рынка.

Удивительно, что ученые религиоведы почти проигнорировали очевидное: невероятный рост экономики как доминирующей и структурирующей социальной силы в начале 80-х годов. Мы все заметили, что образование, здравоохранение и миссия государства в целом теперь подчинены логике экономической эффективности.

Брендинг стал обязательным для политических партий, больниц, научно-производственных объединений и даже людей. Тем не менее, наиболее известные авторы обычно не упоминают о об анализе религии, вопреки другим дисциплинам, которые признали неолиберальную революцию.

Стимулирование потребительского интереса

На Западе потребительство приходило к неолиберализму постепенно. Потребление стало массовым явлением, начиная с конца 1950-х годов и особенно в 1960-х годах. Это был не только экономический феномен: это была культурная и социальная революция.

С этого момента потребление предметов и услуг стало средством выражения личной идентичности для всех социальных классов. Концепция «потребительства» отражает то, что потребление это больше, чем просто покупка товаров на рынке — это средство распространения символов, значений, идентичности и принадлежности.

Чарльз Тейлор утверждал, что потребление является грозным средством демократизации «культуры подлинности и выразительности». Каждый индивидуум считается уникальным «я», и что нахождение и реализация этого «я» составляет сам смысл жизни. Более того, это подлинное «я» должно быть освобождено от внешних властей, таких как родители, политические и религиозные институты.

Такая потребительская культура парадоксально гипер-индивидуалистичная и в то же время общинная. Идентичность, коллективная и личная, становятся важной осью. Они не имеют никакого содержания, если они не выражены и не признаны. Отсюда невероятный успех «социальных медиа».

Как это относится к религии? Вместо того, чтобы служить основой для прогрессивного смещения религии, потребительство пересматривает ее и уступает место новым выражениям. Оно формирует религию «низов».

Так, все чаще религия становится вопросом выбора — новообращенные мусульмане, индуисты и католики присоединяются к пятидесятникам. Исчезают территориальные религии, а национальные религии уступают место мнимым глобальным сообществам  (the global ummah), транснациональным потокам и/или субкультурным, племенным или этническим формам.

Выразительно-аутентичная религия становится более популярной, чем простое общественное воздействие и политическая значимость религиозных институтов.

Неолиберализм

Неолиберализм существенно трансформировал наши общества, поставив на первое место экономическую «эффективность». Связанные с ним идеологии и практики, такие как «Новое государственное управление», брендинг и маркетинг, были введены с помощью правительства в учреждения социального обслуживания. Неолиберализм, рука об руку с потребительством, натурализовал утилитарную и экономическую связь с миром.

Неолиберализм формирует религию «сверху». Он меняет среду, в которой развиваются религиозные институты, и налагает новые способы управления человеческими и экономическими ресурсами.

Традиционные религиозные институты, которые были бюрократизированы, иерархичны и вертикальны, вынуждены сокращать, рационализировать свою деятельность, разрабатывать коммуникационные стратегии, аутсорсинг административных задач и выполнять свою миссию как предоставление услуг, удовлетворяющих индивидуальные «потребности».

Между тем появляются новые сетевые, гибкие, харизматические, горизонтальные и транснациональные религиозные организации, которые увеличивают плюрализм (теперь понимается как «конкуренция») и бросают вызов институционализированным религиозным группам.

Религия теряет свои границы

Как потребительство, так и неолиберализм объединяются, чтобы размыть границы между религиозными и «светскими» сферами. Религия теряет свои четкие границы. Религия сегодня сочетается с туризмом, бизнесом, средствами массовой информации, развлечениями, политикой, психологией, медициной и исцелением.

Частное/общественное разделение, которое легло в основу политического регулирования религии как в республиканском, так и в либеральном режимах, распадается под этим ударом. Неолиберализм ведет к новым религиозным инициативам в области здравоохранения, права, образования, социальной работы и благосостояния в целом.

В целом, типы религии, которые остаются наиболее близкими к прежней модели переживают упадок и сталкиваются с требованиями реформироваться.

С другой стороны, те, которые поддерживают предпринимательский тип так или иначе, жизнеспособны и растут. Самореализация New Age полностью вписалась в популярную и управленческую культуру.

Растут харизматические направление (пятидесятники). Кроме того, увеличивается расширение халяльного рынка (в том числе шариат-дружественные каникулы и пятизвёздочные паломничества в Мекке) — это лишь некоторые из явлений, которые изменили лицо ислама в мусульманских странах и западных диаспорах.

Сегодня все чаще именно рыночные отношения формируют новый тип релгиозности. Религия перестает быть диалогом между Богом и  человеком, а превращается в диалог между человеком и человеком. Диалог, который построен на взаимной выгоде. Бог исчезает из жизни современного общества, а на Его место приходит тот, кто предлагает человеку «удовлетворить религиозные потребности» без изменения своей потребительской жизни.

Добавить комментарий