В Узбекистане власти возвращают исламские традиции

Впервые за последние 10 лет некоторые мечети в Узбекистане начинают транслировать мусульманский призыв к молитве из громкоговорителей.

Это стало возможным из-за более терпимого официального отношения к исламу, что связано со смертью президента Ислама Каримова в прошлом году.

Имамы усиливают Азан — призыв к молитве, не обращаясь за разрешением к правительству. При Каримове имам, который принял такое решение, столкнулся бы с потерей работы или возможным тюремным заключением.

Новая смелость — это ответ на решение президента Шавката Мирзиёева о либерализации бывшей советской республики, насчитывающей 32 миллиона человек, основной религией которой является ислам.

Мирзиёев контролировал освобождение нескольких видных политических заключенных, смягчил некоторые меры безопасности, и на этой неделе он помиловал 2700 осужденных, заявив, что в прошлом многие приговоры были несправедливыми.

Западные страны и правозащитные группы обвиняли правительство Каримова в репрессиях. Предыдущий президент правил центрально-азиатской страной с 1989 года до своей смерти в сентябре 2016 года.

Лидер расправился с публичными проявлениями исламской практики, включая хиджабы и бороды, потому что боялся, что страна уязвима для исламистской воинственности.

Его правительство обвиняло боевиков в бомбардировках в столице в 1999 году и беспорядках в городе Андижане в 2005 году. По официальным данным, погибло около 200 человек, а инциденты были самыми кровавыми в истории Узбекистана.

После того, как правительственные войска столкнулись с вооруженными протестующими в Андижане, узбекские мечети прекратили использовать громкоговорители для призыва к молитве, хотя эта практика никогда официально не была запрещена.

Однако за последние несколько месяцев некоторые имамы снова начали транслировать Азан из мечетей. Репортер Reuters услышал его в трех мечетях в Ташкенте, хотя было слышно только людям возле зданий.

Призыв является частью звукового ландшафта во многих мусульманских городах. Прихожане в Ташкенте приветствовали изменения.

«Люди должны услышать, что это время молитвы. Вот о чем идет речь в мусульманской жизни», — сказал молодой человек за пределами одной из мечетей.

Священнослужитель одной из главных мечетей Ташкента сказал, что «этот вопрос обсуждался в Мусульманском совете Узбекистана, который близок к правительству. Никакое постановление не было принято. Некоторые имамы взяли инициативу в свои руки и включили громкоговорители на свой страх и риск после того, как начались переговоры с Советом».

Нурулло Мухаммад Рауфхон, узбекский писатель, который недавно вернулся в Ташкент после года жизни в изгнании, сказал, что он видит в осторожном возвращении Азана более широкие изменения отношения государства к религии.

«Указ о разработке и внедрении стандартов Халяля стал еще одним важным шагом», — сказал он.

В прошлом месяце Мирзиёев приказал правительству разработать стандарты для пищевых продуктов, с учетом исламских диетических законов, которые запрещают потребление свинины и алкоголя.

Этот шаг может привести к росту продаж узбекской халяльной пищи как внутри страны, так и за рубежом. «Раньше нам было запрещено использовать слово Халяль. Я знаю, потому что я работал в… религиозном журнале… Халяльские рестораны были закрыты. Слово «халяль» было удалено из товарных этикеток», — сказал он.

В очередной раз заканчивая эру политики Каримова, Мирзиёев сообщил, что в сентябре Узбекистан удалил около 16 000 человек из 17 000 черного списка безопасности мусульманских религиозных экстремистов и диссидентов. Он заявил, что хочет «вернуть их обратно в наше общество и воспитывать их».

Вопрос об исламистской воинственности в Узбекистане распространился за пределы страны. В этом году по меньшей мере 60 человек погибли в результате нападений за рубежом, совершенных узбекскими гражданами или этническими узбеками. Самой смертельной была стрельба в ночном клубе в Стамбуле, в котором погибло 39 человек.

В конце 1990-х годов правительство воевало с Исламским движением Узбекистана, боевой группой, которая стремилась сделать Узбекистан исламским государством. Позже оно переехало в Афганистан, чтобы объединиться с талибами.

Сотни узбеков также присоединились к Исламскому Государству в Сирии и Ираке. Власти опасаются, что радикальная молодежь может вернуться домой.

«В настоящее время они говорят о выводе террористов из Сирии», — заявил недавно Мирзиёев в публичном выступлении. «Но вопрос в том, куда они пойдут сейчас? Мы должны подумать об этом».

В то же время он сказал, что многие осужденные заключенные Узбекистана были приговорены несправедливо, и пообещал разобраться с такими злоупотреблениями, как пытки и сфабрикованные доказательства.

Добавить комментарий