В Католической Церкви все больше говорят о женском священстве

13 марта Папа Франциск завершит свои первые пять лет в качестве главы Римско-католической церкви. Со времени своего избрания Понтифик привлек приблизительно 1,2 миллиарда католиков и множество не католиков во всем мире своими откровенными, содержательными беседами на такие темы, как нищета и гомосексуализм.

Многие наблюдатели смущены очевидной готовностью церкви пересмотреть традиции в отношении некоторых спорных вопросов, таких как развод.

Тем не менее, Папа перечеркнул тему распространения священства на женщин. Благочестивые католики высказывали разные мнения по обе стороны этого вопроса. Но, эта дверь, как неоднократно высказался Папа Римский, «закрыта».

Лиза МакКлейн, профессор истории и гендерных исследований университет штата Айдахо в Бойсе, специализирующаяся на истории католической церкви, считает, что отказ Понтифика проистекает из его нежелания бросить вызов основополагающей католической доктрине, известной как «апостольская преемственность».

Католическая церковь исторически не желала нарушать эту доктрину.

Основываясь на Евангелиях от Марка и Луки, апостольская преемственность раскрывает как Католическая Церковь приобрела свою власть и свою способность спасать души. Бог дал силу спасения — «вязать и решитьть» души 12 апостолам-мужчинам.

Когда апостолы избрали своих преемников, первых епископов, они передали силу спасения этим епископам через таинство рукоположения. Благодаря рукоположению, епископы наделяют священников Божьей властью до наших дней.

Истоки апостольской преемственности можно проследить до первых веков после Рождества Христова — времени, когда христианство было незаконным. Иисус оставил своих последователей без видимого плана для любого типа формальной церкви или священства. Таким образом, христиане могли свободно поклоняться по-своему, стараясь не попасться в руки мучителей.

Это беспокоило христианских лидеров, таких как Климент, епископ Рима в первом веке, и Ириней, епископ Лиона во втором веке. Они считали маловероятным, что такое разнообразие практики может быть полезным для Церкви.

Иисус Христос, писали они, должен был оставить один истинный путь ко спасению. В отсутствие четкого направления они проследили этот путь через апостолов и их признанных преемников, епископов.

Это стало ключевым шагом начала попыток организовать единую христианскую Церковь, клир или духовенство. Только рукоположенные священники были уполномочены совершать таинства, что является ключевым источником Божьей благодати.

Любой, например, мог произносить ритуальные слова о хлебе и вине, но если этому человеку не был передан авторитет апостолов через рукоположение, этот хлеб и вино оставались просто хлебом и вином.

От самозванцев не может быть ни одного истинного таинства, никакой спасительной благодати. Такие неуполномоченные лица, которых обличал епископ Ириней, были ворами, крадущими шанс на спасение у христиан, которых они обманули.

Вопросы о том, когда и при каких обстоятельствах определенные ученики были обозначены как «апостолы» числом 12, и отобраны исключительно из мужчин, являются предметом многих исторических и богословских дебатов. Основания Церкви для исключения женщин из апостольской преемственности изменялись в течение столетий.

До 20-го века объяснения отсутствия женщин в иерархии апостольской преемственности начинались от присущей им греховности до их божественно созданной неполноценности по сравнению с мужчиной.

Хотя Церковь больше не поддерживает такие рассуждения, она по-прежнему исключает женщин из священства в силу их пола. В своей декларации 1976 года «Inter Insigniores» церковь объявила о своей лояльности к модели, оставленной Христом его последователям, другими словами, апостольской преемственности.

Поскольку Христос воплотился как мужчина, и все 12 первых апостолов были мужчинами, Католическая Церковь заявляла, что Бог избрал одиноких мужчин для осуществления священства.

Другими словами, Церковь рассматривает вопрос рукоположения женщин в священники не как проблему прав человека, а как выполнение Божественной воли, в которой не может быть компромиссов и договоренностей.

Однако, многие набожные католики, даже священники, не согласны с этим. «Конференция по вопросу рукоположения женщин» и «Женское рукоположение во всем мире», две крупнейшие глобальные организации, которые выступают за рукоположение женщин, насчитывают множество священнослужителей, монахов и монахинь среди своих сторонников.

Монахиня бенедиктинского ордена Джоан Читтистер выступила с обвинением: «Церковь, которая проповедует равенство женщин, но не делает ничего, чтобы продемонстрировать ее в своих собственных структурах … … опасно близка к повторению богословских ошибок, которые лежат в основе векового санкционированного Церковью рабства».

Эти современные приверженцы введения новшеств указывают на совокупность достоверных библейских, археологических и исторических свидетельств того, что женщины служили например, диакониссами в первые века христианства. Они уверены, что существуют авторитетные доказательства того, что мужчинам-клирикам потребовались столетия, чтобы постепенно исключить женщин с этих позиций.

Хотя Папа Римский Франциск вряд ли позволит женщинам вступить в священство, он в разумных пределах может привести к тому, что женщины станут дьякониссами, поскольку это не обязательно будет нарушать апостольскую преемственность.

Диаконы — вместе с епископами и священниками — являются одним из трех рукоположенных степеней священства в католической Церкви. Диаконы не священники, но они могут проповедовать, учить, провозглашать молитву, и творить дела милосердия.

Диаконат часто представляет собой этап на пути к рукоположению в священство для мужчин. В ходе Ватиканского Синода по вопросам семьи в 2015 году канадский архиепископ Пол-Андре Дурочер из Квебека поощрял своих коллег расширять возможности женщин, в том числе рукополагать в диаконы, «четко показав миру равное достоинство женщин и мужчин в Церкви».

Папа Бенедикт XVI предложил это почти десять лет назад. Дурочер, как и Бенедикт, старался разъяснить, что дьяконы призваны «non ad sacerdotium, sed ad ministerium», что означает «не священство, а служение». Хотя Папа Франциск был тверд в защите доктрин, таких как апостольская преемственность, такое нововведение он может узаконить.

Добавить комментарий