Как рок-исполнители стали православными: три истории

Люди глубокие, ищущие и даже порой заблуждающиеся, но каждый  из них в свое время нашел спасение в Православии. Возможно, их истории будут интересны и для наших читателей.

Юрий Шевчук

Поэт, исполнитель, лидер группы «ДДТ»

«Я человек православный, но об этом не хочу говорить всуе. Без Церкви, без веры православной моя жизнь не существует. Человек – это ведь существо духовное. Сейчас муссируется представление о том, что человек – это только тело, это рефлексы, это руки, созданные для того, чтобы всё хватать. Печально, но эта точка зрения насаждается сейчас повсеместно. Я думаю, что идёт очень сложный период, и хочу обратиться к тем людям, которые меня слышат: сейчас идёт «война между небом и землёй», как пел Цой. Идёт борьба на духовном уровне, идёт духовная война за души людей. Я её очень чувствую. А на какой я стороне – вы сами знаете».

 

Вячеслав Бутусов

Музыкант, основатель группы «Наутилус Помпилиус»

Духовный смысл нужно увидеть во всём. К собственной своей песне «Я хочу быть с тобой» я долгое время относился чисто потребительски и уже после того, как стал верующим, перестал получать удовлетворение при её исполнении. Но вдруг эта композиция приобрела в моём сознании религиозный, библейский смысл. Также произошло и с некоторыми другими моими песнями. Я объездил много стран, много чем был поражён, но я чувствую, что Православие – это религия, при помощи которой могу спастись лично я. Кроме того, Православие обладает той строгостью, аскетизмом, которых часто не хватает мне лично. Мне кажется, что все основные истины в Православии чётко сформулированы и понятны».

 

Константин Кинчев

Лидер группы «Алиса»

«Прежде чем сделать свой выбор, я и в эзотерике достаточно покопался, и с магией попетлял, Коран перелопатил, несколько раз бывал в буддистском монастыре. Всё это было не то. В 1992 году, когда мне уже было тридцать два года, позвонил Стас Намин и сказал, что в Иерусалиме проводятся дни дружбы городов – его побратимов – и есть культурная программа. Поехал. И тут же в Иерусалиме я осознал, что мне надо креститься. Просто в монастыре я встретился с одной монахиней. Она сказала мне: «Ты вернёшься домой и крестишься». Потом эта монахиня пришла в город со мной побеседовать, и ночью я провожал её в монастырь, который находился над Гефсиманским садом. Было далеко за полночь, я шёл один, перескочил через ограду. Посмотрел на небо, представил, что здесь происходило. И одна мысль: вот сейчас бы мне умереть здесь, и всё, больше ничего не надо — это было бы счастьем. С этим ощущением я вернулся в Москву. Сердцем почувствовал, что Православная Церковь – это место, где моей душе хорошо, а слова святого Феофана Затворника: «Не знаю, как кому, а мне без Православия не спастись», — лишь укрепили меня в ощущении верного выбора. Убеждение в том, что христианство пассивно, является ошибочным. Смирение воспитывает волю и даёт силу противостоять злу».

Добавить комментарий