О Промысле Божьем. Истории из жизни

О Промысле Божьем. Истории из жизни

Материалы для публикации взяты из книги «Неслучайные «случайности». Новые истории о Промысле Божьем»1Сост. А. В. Фомин, 2016 г. и находятся в свободном доступе для пользователей «рунета».

Отредактировано N.E.W.O.D.

Содержание

Глава 1. «Случайные» встречи

Случайности не случайны!
«Случайные» встречи
Браки совершаются на Небесах
Потерянный крестик. Протоиерей Артемий Владимиров
Скатерть
Пересечения
Советы старца
Редчайший случай. Протоиерей Сергий Гулько
Крещение на Соловках
Меценат
Подарок от Бога

Глава 2. «Случайности» на пути к Богу

Как я стала Православной
Самое главное — понимать волю Божию о себе
Как я стал священником
Дорога к Богу

Глава 3. Невероятные спасения

Поверить в чудо!
Через минное поле
Невероятно, но факт!
Говорят, что чудес не бывает
Случай в тюрьме
«И Господь дал мне то, что я просил…»
Удивительные случаи спасения от самоубийства
Второе рождение
Медведь и ребенок
Приходской случай. Рассказ священника Константина Пархоменко
Не случайное везение, а Божий Промысл

Глава 4. «Слава Богу за всё!»

Чудо о крестах и подъемном кране
Помощь святителя Спиридона Тримифунтского
Проси возможности
Неисповедимы пути Господни
Слезы. Рассказ священника
Рассказ сестры N
Осознание Промысла Божия
«Слава Богу за всё!»

Глава 5. Премудрость и благость Божия о мире и человеке

Случай со старцем, сомневавшимся в Божием Промысле
Старец Паисий Святогорец о Промысле Божием
Случаен ли мир?
О «судьбе»
Послесловие

«Промысел Божий делает многое сверх нашего соображения и надежды. И иногда предполагаемое нами на опыте бывает иначе, и одним словом: во время искушения нужно иметь долготерпение и молиться, а не желать, как я сказал, и не полагать, что можно человеческими помыслами преодолеть помыслы бесовские. «

(Авва Дорофей)

«Многие, начавшие жить во Христе, бывают очень требовательны в молитвах: – Господи, сделай меня святой. Конечно, это законная просьба, но недостижимая сразу… Нужно помнить, что Господь всех любит и о всех заботится, но, если по-людски нельзя нищему дать миллион, потому что и сам погибнет, и других погубит, а рублей сто могут его поставить на ноги, и Господь лучше знает, кому что на пользу. Вся жизнь есть дивная тайна, известная только одному Богу. Нет в жизни случайных сцеплений, обстоятельств: все промыслительно. Замечайте события вашей жизни. Во всем есть глубокий смысл. Сейчас вам не понятны они, а впоследствии многое откроется».

(Варсонофий Оптинский (Плиханков))

«Наблюдая события и своей жизни, и других людей, с поразительной ясностью можно усмотреть стечение обстоятельств. Никакие осторожности и мероприятия не могли и не могут предупредить совершающегося, ибо оно совершается по суду Божию. Некого винить. Надо смириться и терпеть, иначе погрешим против Бога. «

(Никон Оптинский (Беляев))

«Никогда не теряй надежды на промысл Божий. Когда не можешь решить вопрос и не знаешь, что делать, — доверься промыслу Божиему и не думай больше об этом. «

(Архимандрит Гавриил (Ургебадзе))

Предисловие

Один философ сказал: «Случайность — это способ Бога остаться анонимным». Поскольку человек создан свободным, предназначен действовать сам по себе, то Премудрый Творец управляет нашей судьбой невидимо и неприметно. С нами в этом отношении происходит то же, что с малыми детьми, от которых воспитатели скрывают иногда свое присутствие, дабы дать им полную свободу действовать по своей воле. Неслучайные «случайности», происходящие с нами, — это слова, сказанные апостолам, но обращенные через века и к нам: «Это Я, не бойтесь».

Глава 1. «Случайные» встречи

 Случайности не случайны!

А в одной европейской стране произошел такой удивительный и невероятный случай, что нем было рассказано по телевидению.

Один человек рассказывал, из-за чего его мучает совесть: «Когда я был маленьким, мы с другом решили запустить хомяка на парашюте с балкона высотного дома. Мы смастерили корзину, парашют, посадили в корзину хомяка и отпустили. Но случилось непредвиденное. Порыв ветра подхватил наш парашют и унес куда-то далеко. Я до сих пор не могу забыть об этом. Как я мог так поступить?..»

Вдруг в студии раздался телефонный звонок. Звонившая спросила: «Это произошло в таком-то году?» Мужчина ответил утвердительно. «Летом, когда был праздник города?» «Да, да, да…» — заторопился мужчина. «Я знаю, что стало с вашим хомяком». «Что с ним стало?» — не мог поверить удивленный гость студии. «Моя дочь долго просила у меня хомяка, — продолжала женщина. — Я ей однажды ответила: даже не проси. У нас хомяк появится, только если Сам Бог даст тебе его». Девочка по-детски подняла руки к небу и сказала: «Папа Бог, дай мне хомяка!» И мы пошли в город на праздник. Вдруг моя дочь говорит: «Мамочка, мне кажется, Бог ответил на молитву!

Смотри!» И прямо с неба на парашюте ей в руки опустился хомячок в корзинке.

Игумен Нектарий (Морозов):

«Чем вообще зачастую нам кажется человеческая жизнь? Сплетением обстоятельств, различных ситуаций, событий, которые на первый взгляд никоим образом друг с другом не связаны. Но на самом деле в земном существовании человека нет ровным счетом ничего случайного с самого мгновения его рождения и до того момента, как он уходит из этого мира в мир иной. Все в нашей жизни руководится Промыслом Божиим. Промысл — удивительное слово, и мне, как человеку, который долгое время связан с редактированием различных текстов, часто приходится видеть такую ошибку: либо автор, либо наборщик вместо слова «Промысл» пишет «Промысел». И всегда приходится в таких случаях полушутя объяснять, что есть Промысл Божий, а есть промысел — пушной, например, хотя, может быть, это и не такая уж ошибка, потому что Господь обещал апостолам сделать их ловцами человеков, то есть здесь есть некий образ Промысла: Господь в течение нашей жизни будто бы расставляет нам силки, чтобы нас уловить во спасение. Ну а мы, как какие-то неразумные зверушки, пытаемся из них выкарабкаться, не видя, к чему нас Господь на самом деле ведет».

(Игумен Нектарий (Морозов). О Промысле Божием, hram-vsr.ru)

А вот еще один интересный рассказ.

«Эту историю рассказал мне как-то один священник, настоятель нашей церкви, который лично был непосредственным свидетелем этого удивительного случая. У нас в храме есть один старичок — Божий человек, очень верующий и благочестивый. Он прислуживает в алтаре — это, пожалуй, единственная радость в его тяжелой жизни.

Живет он один, без семьи и родственников, целый день трудится и зарабатывает себе на жизнь столярным делом, а по воскресеньям служит Богу.

Многие обижаются на него за грубость, но мало кто знает, как живет этот необычный, истинно православный христианин. Из заработанных и подаренных ему денег дедушка не оставляет себе ни копейки, а тут же отдает нуждающимся. С вещами и одеждой поступает так же, хотя сам живет в крайней нужде и часто добывает себе пропитание в мусорных баках.

С раннего утра он трудится и зарабатывает, чтобы к вечеру все раздать нищим и больным. Единственной «ценной» вещью, что у него есть, является старый велосипед, вот о нем и пойдет речь…

Однажды батюшка ехал по городу на грузовичке; шел сильный ливень, и почти ничего не было видно. Священник остановился на светофоре и вдруг увидел своего старичка-алтарника, едущего на велосипеде. Батюшка вышел и предложил подвезти пожилого человека — посадил его в кабину, а велосипед погрузил в кузов. Проехав довольно большое расстояние, настоятель остановился и зашел в магазин. Выходя оттуда, он вдруг с ужасом увидел, что кузов открыт, а велосипеда там нет — он выпал по дороге! Бедный старик начал плакать…

Они проделали тот же путь, только в обратном направлении, но велосипеда не было. Так, оба огорченные, они добрались до жилища старичка. Они вышли из машины и остолбенели: велосипед стоял около входной двери! Счастью алтарника не было предела. Так Господь помог Своему верному рабу и утешил его, совершив чудо».

(Роман Кияшко. www.carentauto.ru/view_post.php?id=355)

«Случайность есть просто удобный философский способ уйти от ответа. Все, что непонятно, все, что нам не нравится, все, что мы считаем неправильным, можно называть случайностью и таким образом «успокоиться». В этом мире все имеет свою причину и свою цель, все имеет смысл. Для христианина источником, дающим смысл всему существующему, является Бог, Которого мы считаем Отцом и говорим, что Он есть Любовь и что Он заботится о Своем творении. В христианстве мы называем это Промыслом Божиим. Промысл Божий не является грубым вмешательством в ход истории, насильственным действием Абсолюта по отношению к созданным Им личностям. Это не имеет ничего общего с христианским мировосприятием. Как мы уже сказали, Бог есть Любовь, и Он не врывается в нашу жизнь без нашего на то дозволения, Он постоянно стоит у дверей и стучит, ожидая ответа2(Откр. 3, 20). Свободного ответа свободной личности на любовный зов призвавшего ее к бытию Отца. Забота Создателя о творении и проявляется в Промысле Божием. В своей жизни мы часто сталкиваемся с проявлениями Промысла Божия о нас, порой даже не замечая этого. В жизни каждого из нас происходили события, которые казались нам случайными. Но через некоторое время мы находили их удивительный смысл и открывали для себя их важность. Очень часто подлинное осмысление происшедших событий открывается нам лишь спустя некоторое время. Мы живем, совершаем какие-то ошибки — и всю жизнь на этих ошибках учимся, осмысляя все, что с нами произошло. Все, что входит в наш жизненный опыт, со временем приобретает иные грани, озаряется новым смыслом, и то, что казалось нам когда-то очень важным, оказывается бессмысленным, и, наоборот, многое из того, что мы считали ненужным, проходящим, случайным, оказывается самым главным для нас».

(Иеромонах Афанасий (Букин). Слепая случайность или Промысл Божий: христианский взгляд на развитие жизни. www.spbda.ru).

Игумен Петр (Пиголь), первый проректор Православного богословского университета св. Иоанна Богослова: «Более близко я ощутил Бога, когда служил на Северном флоте. Это ощущение прозвучало во мне как Божественное откровение.

Однажды я понял, что цепь определенных событий, которая произошла в моей жизни, была совсем не случайна. Мне стал вдруг ясен их потаенный смысл. И это меня поразило. Что именно? А то, что, оказывается, обо мне заботятся, направляют и ограждают от всяких опасностей. Однажды их результатом, по всем расчетам, должна была стать страшная катастрофа.

А ее-то и не было. На нашей подлодке произошла авария и начался пожар. Однако он не имел тех печальных последствий, которые по всем параметрам должны были случиться. Мы справились с пожаром прежде, чем он пришел в состояние неотвратимости.

Была и еще одна ситуация: как-то я сорвался сверху и упал. Но особых повреждений при этом не получил.

Для многих это просто везение. Но все отнюдь не так просто. И логика в моих духовных размышлениях была такова. Происходит цепь случаев. Более или менее серьезных. Тебя не пробивает.

Но потом происходит еще одно событие из этого же ряда — не большее и не меньшее. И вдруг тебе на его фоне раскрывается весь их смысл как выражение Промысла о тебе».

(Михаил Ходанов, протоиерей. В жизни ничего не бывает случайным!.. Эвенкия православная, www.hram-evenkya.ru).

Притча. Корабль потерпел крушение и затонул неподалеку от необитаемого острова. Выжить удалось только одному человеку. Это был сильный молодой мужчина. Он доплыл до острова и стал ждать спасения. Сначала он был счастлив, что остался жив.

Но проходили дни, а помощи все не было. Он уже успел приспособиться к жизни на острове. Построил себе дом, натаскал туда разных вещей. И каждый день он надеялся, что завтра на горизонте покажется корабль. Каждый день он молил Бога о помощи.

Но проходил один день, за ним другой, третий, а спасения все не было. Как-то раз он возвращался вечером с охоты к своему домику и увидел сильнейший пожар. Весь его дом, со всеми скудными пожитками, сгорел дотла. Ярость и отчаяние овладели человеком: «Я столько дней торчу на этом проклятом острове! Каждый день я прошу у Тебя помощи, а Ты отбираешь у меня последнее!» Слезы катились градом по его лицу. Казалось, что жизнь кончена.

В изнеможении мужчина уснул прямо на песке неподалеку от пожарища. На следующее утро он проснулся и не поверил своим глазам: по направлению к острову плыл корабль. Это была долгожданная помощь. «Я вас так долго ждал, как же вы наконец-то меня нашли?» — спросил мужчина. «Ты же сам вчера подал нам сильный дымовой сигнал. Вот мы и поняли, что искать нужно здесь!»

(Игумен Нектарий (Морозов). О Промысле Божием. www.hram-vsr.ru).

«Случайные» встречи

«Нет случайных встреч: или Бог посылает нам нужного нам человека, или мы посылаемся кому-то Богом, неведомо для нас.»

(Священник Александр Ельчанинов)

 

Магнитофон

Одна девушка, Оксана, по долгу службы, а вернее по призванию или по живости и доброте своего характера, работала с детьми. Работа ее заключалась в том, что она в разных городах нашей страны организовывала детские спектакли на библейскую тему. Городов было много, и мелькали они, как придорожные домики в окне поезда.

Спектакль «Царь Ирод» проходил в каждом городе около недели. Рядом с Батлейкой оформлялись стенды с картинками и рисунками, надувные шарики, столик с карандашами, фломастерами, бумагой для рисования. Дети всегда с большим интересом воспринимали приезд Батлейки, многие приходили не один раз, приводили друзей. И за эту короткую неделю общения всегда возникало что-то неуловимое между Оксаной и местными ребятишками.

Любой новый город — это всегда куча организационных моментов. Для того чтобы все прошло гладко, необходимо было предусмотреть очень многое, подготовить, привезти, поставить, разложить и так далее. И одним из самых важных атрибутов являлся магнитофон, потому что весь детский спектакль озвучивался в записи. Подготовка занимала почти день. И вот вроде бы вся спешка и беготня позади, все готово. Известно, что на спектакль должна прийти группа до 50 человек. А тут выясняется, что нет магнитофона с диском спектакля. Ужас!

Что делать? Все «пожарные» попытки найти утерянный магнитофон ни к чему не приводят. Он недоступен, во всяком случае в необходимые сроки. Как сказать детям, которые ждали спектакля, что его не будет? Бежать? Спрятаться? Забыть, как о кошмарном сне? Но так же нельзя.

И именно в этот момент полного отчаяния звонит мобильный телефон. Оксана отвечает на звонок. Звонит девушка и просит принять ее на работу батлейщицей. Единственное, что ее смущает, так это то, что она не работает под магнитофонную запись. Спектакли она озвучивает сама, «вживую». А что касается текста постановки «Царь Ирод», то она знает его наизусть, потому что раньше его показывала. Приехать может сразу, как раз к началу спектакля.

www.obitel-minsk.by/_oid100076815.html

Телефонный разговор

«Помню я, — пишет отец Амвросий (Юрасов), — в 1975 году писал кандидатскую работу по теме «История баптизма, разбор вероучения». Многие ребята интересовались этой темой. Работа вышла, ее сразу распечатали и между собой распространили.

Приехал я из Троице-Сергиевой Лавры в Москву на одну квартиру. Мне позвонить надо, а там телефона нет. Сказали, что телефонавтомат внизу. Взял я две копеечки и позвонил знакомой. Набираю цифры и вдруг — щелк! Слышу какой-то разговор. Думаю: куда я попал? Разговаривают двое мужчин, и, видать, молодые. Один из них и говорит:

— Слушай, в Троице-Сергиевой Лавре иеромонах Амвросий написал работу о баптизме, — и начинает эту книгу разбирать, критиковать. Я слушал-слушал, а потом и говорю:

— Ребята, что-то вы не туда поехали. Неверно трактуете.

Спрашивают:

— А ты кто такой?

— Я иеромонах Амвросий.

— А как ты сюда попал?

— По Промыслу Божьему.

Вот чудо! Ведь в Москве несколько миллионов телефонов, и надо же было мне вклиниться именно в этот разговор и именно тогда, когда они назвали мое имя! Может, чуть раньше или позже я бы и не понял, о чем речь».

Несомненно, это было самое настоящее чудо. И даже, быть может, вовсе не для архимандрита Амвросия было явлено это дивное событие, а для тех молодых ребят, которые наверняка стали гораздо серьезней относиться к ближним.

www.semyaivera.ru/2013/02/15/chudo-telefonnogo-razgovora

Маленький диагност

Мне довелось стать свидетелем и участником одного события, где «совершенно случайно» Господь так расположил события и людей, что удалось спасти человеческую жизнь.

В одном из подмосковных приходов, где служит мой брат, есть очень интересная традиция отмечать первое послепасхальное воскресенье крестным ходом по окрестным деревням. Оно называется Поставным, так как было принято приносить храмовые иконы и ставить их в домах верующих, как бы продолжая пасхальные торжества до отдания Пасхи, вливая радость в каждый дом.

Традиция возобновлена с 1991 года. Члены общины и гости храмовым автобусом доставляются к определенному времени в самую отдаленную деревню, с которой и начинается крестный ход к храму. Под пение пасхальных стихир они дожидаются батюшек, которым необходимо закончить все требы, после чего и начинается шествие.

Участвуют в этом действе все от мала до велика, и, естественно, в какой-то момент детишкам становится скучно и они начинают «исследовать» окрестности. И вот мой пятилетний крестник Петр, забредя в какой-то близлежащий двор, обнаружил в отдаленных кустах лежащего человека, которого ни с крыльца дома, ни с тропинки, ни с дороги увидеть было невозможно, отыскал среди певчих врача, который в общине имеет непререкаемый авторитет, и сказал: «Тетя Оля, там, в саду, дядя весь в крови лежит».

Доктор, естественно, пошла выяснять, что случилось. В это время подъехали и мы с братом и, не ведая ни о чем, облачились, но начало крестного хода пришлось задержать, так как меня тут же позвали к больному. Сколько крови потерял человек, установить было трудно, но явно много, ибо вся трава вокруг была ею окрашена, а клинически можно было определить у пациента признаки геморрагического шока: бледность кожных покровов, холодный пот и нитевидный пульс.

Из таких состояний человек самостоятельно не выходит, хотя кровотечение из раны на ноге к тому моменту само остановилось. Выяснить что-либо было немыслимо, так как мужчина по причине праздников был слегка трезв и туго соображал, к тому же состояние усугублялось гипоксией головного мозга вследствие кровопотери.

Судя по всему, он даже не заметил, как поранил ногу, забрел в чужой двор, где и свалился от упадка сил. Довольно быстро приехала «скорая», но больной хорохорился, отказывался от госпитализации, кричал, что «полежит и все пройдет», даже попытался встать, но тут кровь вновь хлынула рекой из раны, он снова упал, и пришлось даже накладывать жгут. Уговорить его лечь в больницу удалось только властью священнической, и он почему-то послушался.

Поневоле задумаешься обо всех совпадениях: только раз в год бывает крестный ход и в этой деревне собирается столько народу, а в среде этого народа оказываются врачи, которые способны адекватно оценить ситуацию (ведь местные жители, друзья пострадавшего, предлагали оставить его в покое, мол, так оклемается!). Только ребенок-непоседа способен был отыскать человека в чужом бурьяне.

И еще: ведь крестный ход — дело Божье, а чудо — это, прежде всего, торжество Правды Божьей уже здесь, на земле, когда врата ада не могут ее одолеть3(Мф. 16, 18)!

Священник Алексий Тимаков. Чудо рядом с нами. Саратов, 2006. www.wco.ru/biblio/books/miracle1/Main.htm

Неисповедимы Пути Господни

В 2000 году, перед Рождеством, как-то в середине недели у меня накопилось много треб, и в перерыве между утренним и вечерним богослужениями я отправился к ожидавшим меня. Предстояло мне, как я полагал, двух причастить и освятить одну квартиру. Всегда стараешься сначала посетить болящих, так как они говеют, и уж потом идешь к тем, кто может спокойно подождать. Я так и распределил свое время.

Взяв с собой две частички Святых Даров, я причастил двух страждущих и отправился пешком на освящение квартиры в один из самых дальних уголков нашего Гольянова, куда не ходит никакой транспорт. Как только мне открыли дверь, я понял свою ошибку. Полгода назад я уже причащал эту тяжелобольную женщину, и просто что-то перепуталось в моей голове, когда я собирался… — причастить было уже нечем.

Вернуться в храм и взять запасные Дары возможности не было: скоро должна была начаться вечерняя служба и я просто не успевал. Я как мог извинился и пообещал прийти в ближайшую субботу, хотя всеми силами старался освободить середину дня той первой послерождественской субботы для личных целей. И, возвращаясь в храм, я сильно ругал себя, ибо, скорее всего, не получалось теперь исполнить все намеченное. Но что делать? Раз виноват, значит, и исправляй!

Через пару дней, отслужив субботнюю литургию и поместив в маленькую походную чашу частичку Тела и немного Крови Христа для той самой болящей, я вышел из алтаря. В то время в нашем храме еще не было традиции причастия после крестин, и Святые Дары потреблялись сразу после службы. То есть я хочу сказать, что немного Крови Христовой оказалось в походной чаше только благодаря моей оплошности в середине недели.

Ко мне подошли мужчина и женщина среднего возраста. Они были чем-то взволнованы, в глазах читалась мольба. «Батюшка, — обратились они ко мне, — не могли ли вы причастить нашу маму? Она умирает. Тут недалеко, в поселке Восточном. Мы на машине довезем. Мы несколько раз обращались к нашему батюшке из церкви Димитрия Солунского, а он так и не смог. Сегодня вот к вам послал». Отказать я не мог. Тем более что Святые Дары в дароносице висели у меня на груди. В голове, правда, промелькнул соблазн в виде досады: «А ты еще надеялся успеть все доделать; плакали твои сегодняшние заботы!»

До Восточного — километров пятнадцать. Мы очень быстро доехали до места. Больная была в очень тяжелом состоянии, хотя и в сознании. Я смог ее напутствовать, а причастил только Кровью — она могла проглотить только жидкость. Но Кровь-то в чаше была!

Так Господь, соединив мою нерадивость с нерадивостью другого священника, устроил все, чтобы Его верная раба с миром отошла к Нему.

Меня же мои провожатые доставили на причастие к той, забытой мною, но не Богом болящей из дальнего уголка Гольянова и на той же машине отвезли в храм. Ко всему прочему, все так ладно спорилось, что я успел сделать все намеченные на ту субботу дела, хотя времени на их выполнение, казалось, вовсе не оставалось.

Священник Алексий Тимаков. Чудо рядом с нами. Саратов, 2006. www.wco.ru/biblio/books/miracle1/Main.htm

Браки совершаются на Небесах

«Хочу рассказать одну чудесную историю, которую мне рассказал мой хороший знакомый. Это одно из неисчислимых чудес, которые дарит людям великий угодник Божий святитель Николай Чудотворец.

Этот мой знакомый долгое время не мог определиться, какой жизненный путь избрать — стать семейным человеком или пойти по монашескому пути. Он много лет жил в одном из монастырей и нес послушание регента. Со временем молодой мужчина понял, что к монашеству он совершенно не готов. Но и поиски невесты тоже не давали результатов.

Однажды он в разговоре рассказал моей супруге о своих затруднениях, и она посоветовала молиться святителю Николаю — почитать ему акафист сорок дней и просить о том, чтобы батюшка Николай сам послал вторую половину от Бога. Моя будущая жена тоже читала акафист, и на сороковой день мы с ней познакомились.

Мой знакомый так и поступил — начал читать акафист святому Николаю и молиться о том, чтобы этот величайший святой сам помог создать православную семью.

Конечно, молитва была услышана, и ровно на сороковой день он познакомился с замечательной девушкой, которая тоже была регентом в одной из церквей, и вскоре они поженились.

Но самым удивительным было то, что потом рассказала девушка моему знакомому — уже своему мужу. Оказалось, что она тоже читала акафист святителю Николаю и молилась о том, чтобы найти мужа. И встретила она моего знакомого на сороковой день чтения акафиста, таким образом, они начали читать акафист в один день!

Такая замечательная и правдивая история из жизни людей, который прибегли к помощи святителя Николая Угодника и получили его благодатную помощь».

(Роман Кияшко

Известный пражский философ и математик профессор Бенедикт Коуска написал работу, в которой подверг глубокому вероятностному анализу весьма занимающую его проблему, а именно: какие случайные обстоятельства привели к его появлению на свет в нашу эпоху.

«Некий военный врач во время Первой мировой войны вышвырнул за дверь сестру милосердия, которая недавно была принята на работу, по ошибке вошедшую в палату, где он как раз оперировал.

Будь сестра лучше знакома с госпиталем, она бы не перепутала операционную и перевязочную палаты, а не войди она в операционную, хирург бы ее не вышвырнул; не вышвырни он ее, его начальник, полковой врач, не сделал бы ему замечание за неподобающее обращение с дамой (ибо это была сестра-волонтерка, барышня из лучшего общества), а не сделай начальник ему замечание, молодой хирург не счел бы нужным извиниться перед сестрой милосердия, не пригласил бы ее в кондитерскую, не влюбился, не женился, так что не было бы на свете и профессора Бенедикта Коуски — ребенка именно этой супружеской пары.

Из вышеизложенного, казалось бы, следует, что вероятность появления на свет профессора Бенедикта Коуски (как новорожденного, а не как заведующего кафедрой аналитической философии) определялась вероятностью того, что сестра милосердия в такой-то месяц, день и час ошибется дверью. Но это отнюдь не так. В тот день молодой хирург Коуска вовсе не должен был оперировать; но его коллега, доктор Попихал, относил тетке белье из прачечной, света на лестнице не было, так как пробка перегорела, в результате чего он свалился с третьей ступеньки и вывихнул ногу в лодыжке; Коуске пришлось его заменить. Если бы пробка не перегорела, Попихал не вывихнул бы ногу, и тогда оперировал бы он, а не Коуска; Попихал, известный своей галантностью, не употребил бы соленых словечек для выдворения из операционной сестры, вошедшей туда по ошибке, а не обидев ее, не счел бы нужным уславливаться о свидании».

(Станислав Лем. О книге Бенедикта Коуски «Предисловие к автобиографии».)

А вот еще одна история.

«Я человек православный и верю в Промысл Божий. Брат мой Саша, ныне священник отец Александр, в 1996 году постепенно приходя к вере, на добровольных началах, в числе прочих верующих, работал на восстановлении одного монастыря, закрытого при советской власти. Участвовал там же в раскопках и некий монах, юродивый (умерший и похороненный в том же монастыре в 1999 году), имени которого я сейчас не вспомню.

Так вот, подарил он моему брату как-то, без повода, простенькую (в дешевой пластмассовой оправе-рамке) икону святого Александра, не Невского, другого. Прошло несколько лет, монах тот уже скончался, а брат мой, окончив духовное училище, планировал принять постриг в монахи и усиленно к этому шагу готовился. Но никаких важных шагов без благословения духовного отца в Православной Церкви делать нельзя, и мой брат поехал к своему духовнику — настоятелю того самого монастыря. Какого же было наше удивление (про его шок я даже и говорить не буду), когда оттуда он приехал с… невестой!

Да, его не на монашество благословили, а на супружество, венчание и тут же познакомили с будущей женой, Валентиной — молодой барышней из глубинки, так же, как и он, приехавшей за благословением на постриг в монахини. Привез он молодую невесту к себе домой — с мамой знакомить, и тут и случилось то, что называется чудом.

Недавно знакомым людям в подобной ситуации трудно найти темы для разговоров. Единственной точкой соприкосновения было православие, и брат просто показывал свою комнату, сопровождая экскурс комментариями об истории той или иной иконы. Дошла очередь и до ТОЙ самой иконы святого Александра. Взяв ее впервые за три года в руки, дабы показать поближе, он еле успел удержать рамку, внезапно под своей тяжестью поползшую вниз. В другой руке осталась икона святого Александра и… икона святой Валентины, все это время находящейся за иконой святого Александра и, получается, ждавшей свою Валентину. 🤭

Вот как! Такое вот семейное чудо. Живут по сей день душа в душу. Воспитывают троих (пока) сыновей. И дай им Бог здоровья».

***

«Ехала как-то к старцу одна женщина со своим женихом — просить благословения на брак. И туда же отправился мужчина — по своим каким-то делам. По дороге с ним приключилось нечто странное: примерно на полпути машина вдруг заглохла. Копался тот мужчина в машине, копался, ничего не нашел. Часа через два автомобиль внезапно заработал. Подъезжает мужчина к келье старца, и оттуда как раз выходят и отец Николай, и та женщина с женихом.

И батюшка, который не дал благословения на брак, вдруг показывает на этого совершенно незнакомого ей мужчину: «А вот и твой муж». Они, как люди воцерковленные, понимающие, что такое воля Божия, ни слова не говоря, взяли благословение и поехали венчаться. Все говорят, у этой пары просто идеальный брак».

***

А вот еще один рассказ.

«Мне хочется поделиться небольшой историей, которая напрямую связана с моей семьей, Николо-Сольбинским монастырем и чудесной помощью святителя Спиридона Тримифунтского.

Господь сподобил посетить Николо-Сольбинский монастырь. Одна из сестер (простите, не запомнила имени) проводила экскурсию по монастырю, завела нас в строящийся храм в честь Спиридона Тримифунтского, показала небольшой ящик для писем святому и рассказала о том, как он помогает людям. Я тут же спросила, есть бумага и ручка. Мне показали, где можно взять. Написала просьбу святителю — на мой взгляд, фантастическую.

Просьба заключалась в том, чтобы святитель помолился Богу о замужестве моей дочери и конкретного молодого человеком. На тот период этот молодой человек нравился моей дочери, но они не общались (у него была девушка, и он собирался на ней жениться). Он ничего не знал о чувствах моей дочери к нему и не обращал на нее никакого внимания. Да и виделись они только три раза, в церкви, после чего он уехал служить в армию. Это была некая тайна моей дочери, конечно, как маме, она мне ее рассказала.

В своей записке я попросила святителя о том, что, если на это есть воля Божия, пусть Господь сведет их для семейной жизни. Написав записку, опустив ее в ящик и приложившись в иконе святителя Спиридона Тримифунтского, я об этом забыла.

Приехав домой, узнаю, что Леша (так его зовут) по интернету (на сайте «Одноклассники») прокомментировал некоторые ее фотографии. В тот момент я никак не отреагировала и, самое интересное, напрочь забыла о своей просьбе. Общение по интернету у ребят переросло в интернет-свидание. Затем Алеша сообщил, что прилетает в Киргизию из России, для того чтобы серьезно с моей дочерью поговорить о жизненных планах. После прилета пришел с родителями и засватал дочь.

Я, конечно, слезно благодарила Господа за такой подарок. Но о своем письме вспомнила две недели тому назад.

До этого случая я очень сильно почитала святителя Николая и много с просьбами в молитве обращалась к нему. А к святителю Спиридону обращалась намного реже, хотя знала хорошо и о нем. Сейчас купила его икону и каждый день в молитве благодарю его за такой подарок и прошу помощи в делах.

С низким поклоном, глубоким уважением,

Марина Алексеевна».

Николо-Сольбинский монастырь. www.solba.ru/media/literaturnaja-stranichka/ chudesnaja-pomoshh-svjatitelja-spiridona-trimifuntskogo

Потерянный крестик. Протоиерей Артемий Владимиров

 

Некоторые называют Дивеево духовным центром мира, по сравнению с которым Париж просто большая деревня. Такая исключительная значимость Серафимо-Дивеевской обители объясняется, конечно же, пророчествами Саровского угодника о том, что сам антихрист не сумеет перейти Канавку Божией Матери, опоясывающую Ее четвертый и последний удел на земле.

Когда приезжаешь сюда и видишь два собора-великана, осененных чудо-колокольней, невольно начинаешь помышлять о Небесном Иерусалиме: действительно, Дивеево можно назвать проекцией горнего града. Множество плодовых деревьев, самых разнообразных цветов — и среди них люди всех возрастов, званий и состояний, стекшиеся в это благословенное место, дабы очиститься, обновиться и освятиться душою.

Удивительно близок к каждому паломнику хозяин Дивеево — преподобный Серафим, смиренно именовавший себя «служкой Божией Матери». Он невидим, но везде чувствуется его благодатное присутствие. К концу дня первого пребывания в обители у посетившего ее создается впечатление, что преподобный вникнул во все мелочи твоей жизни, проявил трогательную предупредительность и заботу о твоих бытовых нуждах, не говоря уже о духовном утешении. Велик у Бога святой Серафим!

Расскажу лишь об одном маленьком чуде, бывшем со мною и навсегда согревшем сердце благоговейным почитанием Саровского угодника.

С юных лет я никогда не расставался с золотым крестиком, завещанным мне одной старинной знакомой, давно перешедшей в мир иной.

Дониконовской печати, на обратной стороне он содержит начальные слова всем знакомой молитвы, переданной в старопечатном варианте: «Да воскреснет Бог, и разыдутся врази Его». Нужно же было такому случиться, что, готовясь искупаться в знаменитом саровском источнике у речки Сатис, я не нашел на груди любимого креста! Велико было мое огорчение! Нигде я не терял святыни, и вот, уже будучи иереем, расстался с ней, да еще в Дивеево!

Рано утром, перед Божественной литургией, я обыскал всю свою келью в гостинице монастыря, перетряс вещи и одежду — крестика не было. Облазил все дорожки, ведущие к храму, — безуспешно! Несколько утешившись богослужением и смирившись с потерей, решил для себя более не смущаться — видимо, самому преподобному понадобился для неведомых целей мой золотой крестик. После службы я уже был готов уйти из храма, как вдруг ко мне подошел худенький юноша, очевидно, студент, один из многих, приезжающих ныне на богомолье.

Студент: Батюшка, разрешите задать Вам вопрос?

Священник: Да, пожалуйста.

Студент: Дело в том, что я вчера нашел золотой крестик. (При этих словах я вздохнул и весь обратился в слух.) А теперь душа мучается от недоумения. Мне представляются три возможных варианта, как им распорядиться…

Священник: Вы, наверное, с механико-математического факультета МГУ?

Студент: Да. Откуда, батюшка, Вы знаете?

Священник: Нам «по профессии» положено.

Студент: Так вот: во-первых, мне думалось положить крестик там, где я его нашел.

Священник: А где же, если не секрет?

Студент: Перед храмом Рождества Христова, на дорожке, в пыли, где проходит крестный ход, возвращающийся с Канавки Божией Матери.

Священник: Однако положить святыню в грязь — по меньшей мере, неблагочестиво…

Студент: И я думаю, что это решение неправильное. Можно было бы передать крестик сестрам обители.

Священник: А третий вариант?

Студент: Мне пришла мысль: а не взять ли мне его себе?

Священник: А нельзя ли взглянуть на находку? Дело в том, что я как раз вчера потерял очень дорогой моему сердцу нательный крест.

Юноша раскрыл ладонь, и я увидел свой старинный крестик, сверкавший золотыми лучами в трепетных перстах студента.

Священник: Вариант четвертый и единственный! — радостно воскликнул я и взял драгоценную для меня находку, заключив своего благодетеля в крепкие иерейские объятия.

В этот же самый миг я увидел изображенного на огромной ростовой иконе преподобного Серафима Саровского. Он смотрел на меня своим проникновенным взором, одновременно и строгим и радостным, прижимая правую руку к сердцу. Душа моя непроизвольно обратилась к служке Божией Матери с теплой молитвой: «Преподобне отче Серафиме! Благодарю тебя! Ты сам востребовал мой крестик для известных тебе святых целей и сам вернул мне его, ибо никогда никто не отходит от тебя «тощ и неутешен» во твоей святой обители».

Священная тишина сердца и наполняющая его радость свидетельствовали, что преподобный услышал голос моей души.

P.S. Много позже я стал вычислять, рассуждая уже по-земному, какова же была вероятность обретения крестика студентом, с его вариативным мышлением, и особенно вероятность его обращения именно ко мне, одному из сотен скромных паломников в Дивеево, вотчину преподобного Серафима Саровского, всея России чудотворца.

Вероника Богданова, журнал «Фома» № 2/16, 2003

Скатерть

В город одной европейской страны прибыл молодой священник, назначенный вновь открыть бездействующую церковь. Он с большим энтузиазмом собирался взяться за дело, но, когда прибыл на место и увидел, в каком состоянии находится храм, у него чуть не опустились руки. Стоял октябрь, и батюшка решил сделать все возможное, чтобы открыть церковь к Рождеству Христову. Он трудился без отдыха: заделывал дыры в стенах, штукатурил, красил, починял… Рождество приближалось, и буквально за несколько дней до его прихода на город обрушилась гроза со снегом и дождем, которая два дня не давала людям выйти на улицу.

Когда священник пришел на третьи сутки в церковь, то увидел, что вода, просочившаяся через купол, проникла в стену и образовала в ней дыру на уровне головы прямо за алтарем. Священник прибрал на полу и, удрученный, пошел домой с мыслями перенести начало богослужения на другую дату.

По дороге он обратил внимание на маленький магазин с прилавками на улице, типа блошиного рынка, который открылся, по-видимому, только сегодня. Его взгляд привлекла скатерть цвета слоновой кости, вышитая вручную красивыми цветами с большим крестом посередине. Она идеально подходила по размеру, чтобы закрыть дыру в стене. Батюшка сразу же купил скатерть и повернул назад к церкви.

Начал падать снег. Одна пожилая женщина торопливо пересекла дорогу перед ним в надежде сесть в отходящий автобус, но так и не успела. Священник пригласил ее зайти в церковь и подождать следующего, который должен был прийти только через 45 минут: в церкви было отопление и лучше было обождать внутри.

Пожилая женщина вошла в церковь и присела. Священник в это время находился в поисках крючков, лестницы и прочего, чтобы повесить скатерть на месте, где зияла дыра. Наконец скатерть была подвешена, и настоятель церкви возрадовался тому, как пришлась она к месту. Скатерть выглядела как дорогой ковер и закрывала все дефекты стены. Тогда он увидел, что женщина как зачарованная приближается по проходу и смотрит, не отводя глаз, на скатерть. Ее лицо стало бледным, как лист бумаги.

— Отче, откуда у вас эта скатерть? — спросила женщина.

Священник рассказал. Женщина попросила отвернуть нижний угол и проверить, нет ли на обратной стороне инициалов ЕВГ. Да, действительно, такие инициалы там были. Это были инициалы самой пожилой женщины, а эту скатерть она вышила тридцать пять лет тому назад, когда была в Австрии.

Женщина с трудом поверила в то, как попала эта скатерть в руки к батюшке. Она объяснила, что до начала Второй мировой войны они с мужем жили в Австрии и у них было очень хорошее материальное положение. Когда к власти пришли нацисты, они вынудили их покинуть страну. Жена уехала первой, а муж должен был выехать за ней вслед спустя неделю. По дороге ее арестовали и посадили в концентрационный лагерь.

С тех пор она не видела своего мужа и не знает, что произошло с их домом и с ним самим. Скорее всего, расстреляли.

Священник довез женщину на машине до ее дома и захотел подарить скатерть, вышитую ею в молодости, но женщина наотрез отказалась, сказав, что счастлива, если ее работа будет находиться в церкви. И, поблагодарив от души священника за все, поднялась к себе в квартиру на третьем этаже.

Первое служение после возрождения церкви на Рождество прошло великолепно. Церковь была почти полна. Ощущение присутствия Святого Духа и церковное пение наполняли ее невероятной благостью. В конце богослужения священник прощался с прихожанами у двери.

Многие говорили, что обязательно вернутся. Один пожилой мужчина, в котором священник признал соседа по району, оставался сидеть и пристально вглядывался вперед. Священник спросил, почему тот не уходит. Мужчина спросил, откуда у священника эта скатерть, которая висит за алтарем, потому что она очень похожа на ту, которую собственноручно вышила его жена много лет тому назад в Австрии до начала войны, и как вообще могут существовать две вещи, неотличимо похожие друг на друга.

Он рассказал священнику, как пришли нацисты и он вынудил жену уехать первой из страны для ее же безопасности, и как он собирался последовать за ней, но его арестовали и отправили в концентрационный лагерь. И с тех пор он вот уже тридцать пять лет, как не видел ни ее, ни своего дома.

Священник спросил мужчину, не согласится ли он прогуляться вместе с ним недалеко. Он поймал машину и отвез пожилого мужчину к дому, где высадил три дня тому назад пожилую женщину. Затем помог ему подняться на третий этаж и позвонил в дверь, предчувствуя самое красивое Рождество в его жизни, которое он только мог себе представить.

www.kniga.com/books/preview_txt.asp?sku=ebooks340795

Пересечения

 

…как поверите, если буду говорить вам о небесном?4(Ин. 3, 12)

Я никогда не ездил к старцам. Имена слышал, знал людей, которые считали своим долгом побывать и благословиться у подвижников. А я не ездил.

Мне один знакомый рассказывал, как он приехал к покойному уже отцу Борису в Иваново и тот ему дал благословение. А вдобавок еще и наказал: «Исполнить обязательно!» Выслушал я своего знакомца и сделал для себя вывод: «Как хорошо, что я не мотаюсь без дела по старцам».

Но однажды, в один из солнечных осенних дней, на меня неожиданно обрушилось предложение стать диаконом. Вот тут-то я и завертелся волчком. Ладно бы, если б я этого хотел, так ведь нет. Как раз наоборот. Только-только поступил в Свято-Тихоновский институт, мне учиться нужно, а здесь такое предложение. Можно было бы, конечно, и мимо пройти. Но ведь такими предложениями не бросаются. Вдруг это воля Божия? А я пройду мимо нее.

Думал-думал: что делать? Ведь не жребий же тянуть, правда? И приходит мне в голову замечательная мысль: такой сложный вопрос может разрешить только старец. А где его взять? К тем, о ком уже слышал, прорваться нереально, а раз так, то к ним я и не поеду.

Вот если укажут мне обстоятельства такого подвижника, к которому я смогу попасть, то поеду, а нет — извините. И потому «по техническим причинам» мое рукоположение отменяется.

Никогда не забуду: довольный собой, иду принимать ванну, а моя будущая матушка, тогда еще просто жена, ни о чем не подозревавшая, в это время с кем-то разговаривает по телефону. Лежу в ванне, наслаждаюсь найденным решением и теплой водичкой. Входит супруга и говорит: «Звонила Н., представляешь, она побывала в Пафнутьев-Боровском монастыре. А в нем, оказывается, подвизается человек высокой духовной жизни, это схиархимандрит Власий, и многие почитают его за старца. Кстати, и попасть к нему несложно…»

От неожиданности я чуть было не захлебнулся в этой самой ласковой водичке. Пришел в себя, отдышался. Ничего не поделаешь, надо ехать — адрес указан.

После ночной смены, имея в запасе два выходных дня, я поехал в Калужскую область. Не стану рассказывать, как ехал, но добрался в монастырь что-то около пяти вечера. Это сегодня у дверей старца нескончаемая очередь, а тогда было проще — человек двадцать от силы.

А я приехал, и вообще — никого. На двери кельи старца на гвоздике висит картонный треугольничек: «Не заходить». Ладно, сел рядышком на скамейку, достал акафист Пресвятой и стал читать. Минуты через три дверь открывается, из-за нее выходит, как мне показалось, еще совсем не старый человек в подряснике и унтах и с интересом смотрит на меня:

— Что не заходишь?

— Да вот же, батюшка, — показываю на треугольник.

— Это не для тебя, радость моя, заходи.

Батюшка разговаривал со мной и одновременно облачался в схиму. Оказалось, он спешил на вечернюю службу. Мой вопрос разрешился в течение одной минуты, но мне отчего-то так захотелось побеседовать с ним, хоть еще немного, что я напросился к нему на следующее утро.

Пришли в храм, по-моему Святителя Митрофана, на втором этаже соседнего корпуса. На службе отец Власий почему-то не пошел в алтарь, а молился вместе со всеми. Я стоял немного поодаль и краем глаза рассматривал старца. Я молился рядом с таким человеком, и мне было очень хорошо просто оттого, что он стоял рядом.

После службы и вечернего правила подумал: а где же я буду спать? Оказалось, что свободных мест не осталось. Ничего, решил я, одежда у меня теплая, могу и в коридоре где-нибудь на лавочке подремать, тем более что накануне ночь у меня была бессонная. Неожиданно подходит ко мне старенький монах с необыкновенно добрым лицом и говорит:

— Тебе негде спать? Пойдем ко мне в келью — мой сосед уехал в Калугу, и у меня есть место.

Я поспешил за добрым монахом. Оказалось, что звали его отец Нил.

Вот если бы можно было воплотить в чем-то материальном такое эфирное духовное начало, как доброта, так вот отец Нил и был ее живым воплощением. Мы до четырех часов утра проговорили с ним. А потом я просто упал и уснул. Как сейчас я жалею об этом! Мы лежали каждый в своей кровати и разговаривали, словно мальчишки где-нибудь в пионерском лагере:

— Ты знаешь?..

— А ты знаешь?..

На мой вопрос, действительно ли отец Власий старец, батюшка Нил ответил:

— Не знаю, но люди говорят, что да. Я ведь с ним раньше служил в одном храме, он был священником, а я — псаломщиком. Представляешь, он мне как-то подарил иконку Нила Столобенского, а ровно через 20 лет меня постригли в монашество в честь преподобного Нила. Так что я советую: ты исполняй, что тебе батюшка Власий велит.

Он был так прост и по-детски доверчив, что я и не заметил, как в какой-то момент стал разговаривать с ним менторски наставляющим тоном студента богословского института. Какой же я был глупец — целую ночь провел рядом со старцем и ничего не заподозрил! Все хотел потом к нему приехать, посидеть с ним рядышком, да так и не собрался, а потом узнал, что отец Нил уже ушел от нас.

Я со знающим видом поучал его каким-то тонкостям по службе, а тот и взглядом не выдал в себе старого псаломщика. До слез обидно, что уже не встречу его больше. Когда на некоторое время отец Власий уходил в затвор, то ведь люди пошли к Нилу, и он для многих находил нужное слово. Как он умел посмотреть человеку в глаза, как он растворял тебя в своем взоре!

…В то утро перед литургией он зашел в храм, обошел всех паломников. Каждого о чем-то спрашивал, дотрагивался до рук, лица, благословлял. И смотрел, каждому пристально смотрел в глаза, словно хотел вглядеться человеку в душу и оставить в ней частичку своей любви.

На литургии я снова стоял рядом с отцом Власием. И вдруг меня осенила мысль: а ведь он слышит все, о чем я думаю! Мама дорогая, как же я стал усердно молиться! Во время службы старец стоял со склоненной головой и ни на кого, казалось, не обращал внимания. Заходили в храм люди, ставили свечки, писали записки, а он — как столбик.

Заходит пожилая женщина в привычной православной униформе: длинная юбка, бесформенная куртка темного цвета, башмаки на шнуровке, за плечами рюкзачок. Вдруг батюшка сходит со своего места, подходит к этой женщине и, не говоря ни слова, разворачивает ее за плечи и выводит из храма вон. Потом точно такое же действие он совершил с еще одной старушкой. Смотрю: заходит девушка в коротенькой юбочке и в туфельках на шпильках. Идет, и цоканье ее каблучков звонко разносится по храму. Ну, думаю, милая, сейчас ты вылетишь отсюда птичкой. Но отец-схимник даже и глазом не повел в ее сторону.

Только лет через десять я снова попал в этот монастырь. Очередь к старцу была уже фантастически огромна, но меня, как священника, провели вперед и поставили человек за десять до входа в его келью. Перед самой дверью старца люди снимают обувь. Разулся и я. Думаю: «А ведь сейчас батюшка посмотрит на меня своими глазами-рентгенами и скажет: «Почему же ты так нерадиво живешь, отец Александр? Что я тебе говорил тогда? Что ты мне обещал?» Да еще и выгонит, как тех старушек». И стало мне так страшно, что даже коленки затряслись. А потом и другая мысль: «Это ты человека испугался, а как же ты будешь перед Христом стоять? Его почему не боишься?»

К счастью, батюшка меня не прогнал и даже ни в чем не укорил. Меня он, правда, не вспомнил, но подарил иконочку Угличских святых. Долго я потом голову ломал: почему именно Углич? Но когда год назад наша дочь привезла к нам с матушкой на смотрины молодого человека из Углича, я сразу понял, что это наш будущий зять.

Вообще, я заметил, что люди высокой духовной жизни никого не обличают и умеют быть требовательными только к себе, а о других предпочитают молиться. Таков закон любви.

Третий и последний раз я ездил в монастырь вместе с нашей старостой Ниной и ее внуком Санькой. Мальчик в 11 лет заболел непонятной болезнью. Сначала его укусил домашний кот, а потом у него стала внезапно и резко подниматься температура выше сорока градусов. Могла держаться час-другой и возвращалась в исходное состояние. И так повторялось в день по нескольку раз. Врачи уже «разложили» мальчика на маленькие кусочки, всего просмотрели, изучили, но так ни к какому выводу и не пришли. Санька болел полгода, и дела его все ухудшались. Нину я уже ни о чем не спрашивал. О состоянии внука говорили ее печальные заплаканные глаза.

— Слушай, — говорю я ей как-то, — а давай съездим к отцу Власию, попросим его молитв. На тебя уже смотреть невозможно.

Только не сообразили, что и так к святому человеку не попасть, а нас угораздило собраться в монастырь в выходной день, 8 марта. Что делать? С такой температурой мальчишку в монастыре на несколько дней не оставишь. Подошел к охраннику, попросил его помочь. Тот только развел руками: смотри, мол, народу сколько, и каждый со своей бедой. Посоветовал: «Попроси людей, отче, может, пропустят».

Вышел я перед людьми, рассказал про мальчика и стал просить пропустить. Решил: если нужно будет, то и на коленях просить буду. Только не понадобилось. Люди, дожидавшиеся здесь уже по нескольку дней, пропустили: «Раз батюшка просит, значит, действительно надо».

В мире, где дело есть только до самого себя, православные не потеряли способности сострадать. И снова во мне эта мысль: любить может только тот, кто в смирении переносит страдания. В благополучии человек способен на подачку, а в страдании вырастает до самопожертвования. Чтобы действительно сочувствовать, нужно соучаствовать.

В келью Санька зашел с родителями. Пока подходил к батюшке, тот посмотрел на него и сказал:

— Все пройдет, это возрастное.

Взял кисточку и помазал ребенку маслом нужные места.

На все про все — три минуты. Сам я к отцу Власию не пошел, неудобно было его время занимать.

Возвращаемся назад, Нина говорит:

— Раз святой человек сказал, что болезнь пройдет, значит, так и будет.

В этот день у мальчика температура не повышалась вообще. На следующий день один раз поднялась до 38, и то лишь на полчаса. Через неделю приехали они к нам в храм и соборовались всей семьей. С этого дня температурные волны полностью прекратились, а Санькины родители пришли в Церковь…

Настоящий подвижник никогда не трубит о себе, народ сам его находит. А они — люди скромные, везде стараются быть последними и незаметными. Помню, приехали мы в Дивеево. Люблю приезжать туда в будние дни, когда людей поменьше. Подойдешь к раке и застынешь возле мощей. И так на душе хорошо, стоял бы и стоял! Но рано или поздно к тебе, как правило, подходит монахиня и просит помочь в алтаре. Идешь вынимать просфоры. Монастырь-то женский, и священников в нем мало, а просфор много, и даже очень много. Вот и поминаешь живых и усопших, а что делать? Кто-то же должен эту работу исполнять.

В боковом алтаре нас, священников, тогда собралось человек шесть. Стоим, вынимаем частички. Имена записаны в большие общие тетради, и таких тетрадей там много. Просфоры подносят мешками, наподобие наволочек.

Еще перед поездкой в монастырь хотел исповедоваться. Когда священник служит один на приходе, то исповедь для него становится проблемой. Причащаться можно и без исповеди, а душу-то все равно чистить нужно. До принятия сана я ведь тоже с грехами воевал, если можно, конечно, так сказать. Думал, что многое уже в себе поборол, могу жить спокойно и пожинать заслуженные плоды. Да не тут-то было! Чем дальше в лес, тем больше дров. Став священником, увидел, что те страсти, что считались мной окончательно разгромленными, неожиданно стали вырастать из тоненьких росточков в толстенные стволы эвкалиптов.

И я понял, что борьба на самом деле еще только начинается. Потому и исповедь нужна священнику как воздух.

Думаю: кого бы из отцов попросить меня исповедать? Все так усердно молятся, неловко людей от дела отрывать. Смотрю, заходит к нам помочь старенький согбенный батюшка. Я подумал, что это кто-то из старичков, доживающих свой век здесь, при монастыре, уже будучи на покое. Встал он напротив меня, взял копие и тоже стал поминать. Только поминал он медленно. Имя прочитает, вынет частичку, подумает, потом уже положит на тарелочку. Нет, думаю, отец, мы так с тобой каши не сварим — вон какие наволочки просфор подносят. В этот момент к нам подошел еще один молодой батюшка и стал помогать. И вдруг старичок обращается к нему и говорит:

— Накрой меня епитрахилью и прочитай разрешительную молитву.

— Батюшка, вы хотите, чтобы я вас исповедал?

— Нет, ты только прочитай надо мной молитву.

Пока молодой батюшка молился, я решил: попрошу я этого дедушку меня исповедать. Ему, наверное, даже приятно будет, что я к нему обращусь, а не к молодым отцам.

Поэтому и говорю старенькому батюшке, так, слегка покровительственным тоном:

— Отец, поисповедуй меня.

Тот в ответ молча кивнул головой и принял привычную позу исповедующего. Я встал на колени и стал каяться. Вот такой грех, говорю, меня больше всего мучает. Согрешаю, батюшка, помолись обо мне. Он помолился, посмотрел на меня сверху вниз и сказал:

— А ты, брат, больше не греши.

Отошел я от него и думаю: «Действительно, как все просто — «а ты больше не греши», и все тут!»

Вдруг из главного алтаря к старчику спешит целая делегация из местных служащих отцов и матушек-алтарниц.

— Батюшка Илий! Батюшка Илий! Мы вас потеряли. Матушка игуменья велела нам вас найти и подобающим образом принять.

С видимым сожалением старенький священник отложил копие и последовал за ними из алтаря. Но прежде чем положить копие, он поднял на меня глаза и вновь повторил:

— Ты просто не греши, вот и все.

Я смотрю вслед уходящему старичку и спрашиваю молодого батюшку:

— Отец, кто это?

— Как?! Ты не узнал? Это же Илий Оптинский!

Уезжал я из Дивеево в приподнятом настроении. Ехал к преподобному Серафиму, хотел душу почистить, и он свел меня с отцом Илием.

По сей день та страсть, в которой я тогда каялся перед отцом Илием, порой поднимает голову. Но всякий раз на помощь приходит взгляд старца и его слова: «А ты просто не греши». И грех отступает.

Священник Александр Дьяченко. В круге света. Издательство «Никея», 2013

Советы старца

Каждый верующий человек рано или поздно попадает в такую ситуацию, из которой сам не может найти выхода. Часто даже духовник затрудняется с ответом. В таких случаях верующие обращаются к людям, которых Бог поставил на особое служение, — старцам, наделенным Благодатью и избранным Господом для помощи страждущим.

Однажды в таком положении оказалась и моя будущая теща. Ее духовный отец не мог разрешить сложный личный вопрос и благословил поехать за советом к старцу схиархимандриту Власию, который подвизается в мужском Пафнутьев-Боровском монастыре. Она взяла с собой свою дочь — мою будущую супругу.

Когда они приехали в монастырь и направились к келье старца, моя будущая жена не хотела заходить к нему, чтобы зря не отнимать времени, потому что у нее не было вопросов. Но мать настояла на том, чтобы они зашли вместе.

Теща рассказала отцу Власию о своем затруднении и получила совет, как поступить. Вдруг старец обратился к молчавшей дочери и спросил о том, хочет ли она иметь отца, чем поверг ее в растерянность: родители были уже двадцать лет в разводе, жили в разных странах, и она даже не знала, жив ли он, но с детства очень хотела его видеть и молилась об этом. Услышав вопрос, моя будущая жена разревелась, а старец погладил ее по голове и ласково сказал, что у нее будет отец.

Спустя три года исполнились слова отца Власия: ее отец сам разыскал дочь, оказалось, что он уже пятнадцать лет как был монахом в одном из монастырей Грузии. Но это еще не конец истории…

Моя будущая супруга захотела принять монашество и решила спросить об этом отца Власия, но получила благословение выходить замуж. Вскоре моя будущая супруга, жившая в России, поехала в Грузию для встречи с отцом, где встретила не только его, но и меня!!!

Теперь каждый год мой тесть на несколько дней приезжает к нам из монастыря увидеться и пообщаться с внуками. А жена, уехавшая в Грузию на двадцать один день, живет здесь уже пять лет!

Так сбылось в точности все, что говорил моей супруге старец Власий.

Роман Кияшко. www.carentauto.ru/view_post.php?id=285

Редчайший случай. Протоиерей Сергий Гулько

Так и хочется мой маленький рассказ назвать «Удивительнейший случай». Но может ли что-либо в Промыслах Божиих быть неудивительным: удивительно создан мир, удивительно создан человек, удивительно устроено спасение человека, удивительно спасается человек. И среди всего Божественно-удивительного, среди которого мы живем, того же Божественного Промысла, встречаются на удивление редкие случаи.

Однажды в церковной ограде меня встречает незнакомая, на вид довольно молодая, подвижная, красивая женщина.

«Значит, это ее, должно быть, стоит у церковной ограды красный «Пежо»», — мелькнуло у меня в голове.

Женщина смело подходит ко мне и говорит:

— Отец Сергий, я живу в Челябинске. Прежде, в молодости, много лет жила в поселке Роза. Теперь иногда приезжаю посетить прежних знакомых. Сегодня посетила знакомую бабушку. На днях ей исполнилось девяносто лет. За ней приглядывает ее сын. Сегодня я ее помыла и подготовила к Причастию. Она вас ждет, и я готова вас отвезти. Уж не откажите, для бабушки это будет большим праздником.

— Она ваша родственница? — удивляясь ее добродетели, задаю ей вопрос.

— Нет. Были знакомы в прошлом.

— Она действительно желает причаститься?

— Да. Но последний раз она причащалась, возможно, при своем крещении в младенчестве.

«Вот так случай», — подумалось мне. Надо ехать, карета подана. Какая добродетель, однако!

Прихватив с собой все необходимое, въезжаем в дорогой моему сердцу поселок Роза, где я прожил бóльшую часть своей жизни. Невольно нахлынули воспоминания: вот я семилетний, как-то проходя по улице с новыми постройками, над одними дверями здания самостоятельно впервые прочитал по слогам вылепленное из штукатурки крупными буквами слово Ш-КО-ЛА.

В груди был неожиданный прилив радости: я прочитал сам. Это было где-то сразу после войны. Маме кто-то подарил вырванный из букваря листок с алфавитом, и наши долгие вечера мы проводили с ней над этим листочком. И вот мое первое прочитанное слово! Эта приятная мелочь сама собой вспоминается при каждом моем посещении Розы.

…Окрыленный радостью, я вошел в школу. В вестибюле стоял письменный столик, за которым сидела хорошенькая молодая женщина. Я понял — учительница.

— Как тебя зовут?

— Сережа.

— Сколько тебе лет?

— Семь.

— Где работает твой папа?

— Папу на войне убили.

— А мама где работает?

— Мама дома лежит. Болеет.

(Пережив нападки сумбурной революции, коллективизацию, раскулачивание, репрессию, голодную смерть родителей в ссылке, непосильный женский труд, постоянные переохлаждения на новообразованной Советами скотоводческой ферме, где даже скотинка умирала от холода, мама потеряла здоровье и часто болела. Теперь, получив с фронта похоронку о гибели моего папки, она окончательно слегла.)

Учительница ласково погладила меня по голове.

— Скажи маме, что мне нужна твоя метрика.

Я вышел из школы и подумал: «Она такая добрая, как моя мама». Так я поступил в первый класс. По тайному решению судьбы, а теперь, как я понимаю, по промыслу Божию, эта добрая женщина — Елизавета Ивановна Белокобыльская — стала моей первой учительницей.

. . .  Наконец подъехали к небольшому частному домику, где ворота и палисадник были выполнены из зеленого поликарбоната. Калитку открыл мужчина возрастом близко к шестидесяти и вежливо пригласил в дом. В отдельной комнатке на кроватке сидела приятная, ухоженная старушка. Над кроватью, в головах, висел коврик с изображением Нерукотворного Образа Спасителя.

На невысоком шкафу стояло несколько икон, среди них икона Великой княгини Елизаветы. На столе лежал молитвослов, состояние которого говорило о том, что он был в постоянном употреблении. Пожелтевшие листочки были сильно потерты от частого пребывания в руках читающего.

— Здравствуйте, — обращаюсь к бабушке.

— Здравствуй, батюшка дорогой, как я рада вас видеть!

— Мне сказали, что вы желаете причаститься?

— Да, батюшка. Желаю всей душой и много просила Господа, чтобы не оставил меня Своей милостью и сподобил соединиться с Ним. Как я рада и счастлива! Господи, слава Тебе!

«Как правильно и красиво она выражается», — подумалось мне.

— А вы когда-нибудь бывали в храме?

— Нет, милый батюшка, ни разу. Теперь много сожалею об этом. Но мама говорила мне, что меня крестил священник.

— Сколько же вам теперь годиков?

— Девяносто, батюшка.

«Хороший случай! — думаю. — Вот уж действительно, «не хочу смерти грешника». Надо хоть кратенько дать ей понять, напутствовать, что такое Причастие, его значение в жизни человека. Придется какое-то время с ней посидеть и поговорить, чтобы она могла представить, что батюшка пришел к ней со Святыми Дарами, у него в руках Тело и Кровь Христовы, а не кагор с медом, как часто можно это слышать от подобных бабушек на исповеди. А если это действительно Тело и Кровь Христовы, то как они оказались в руках священника, для чего?»

— Как ваше имя?

— Елизавета, батюшка.

— Вы слышали когда-нибудь, что Бог сотворил небо и землю. Землю и воду населил животным миром. В шестой день творения мира Бог сотворил человека по образу Своему и подобию…

— Я знаю это, батюшка, — перебивая, говорит она.

— Господь поселил первого человека в раю сладости, чтобы он возделывал его и хранил его. И дана была человеку заповедь, разрешающая вкушать плоды райского сада от всех древ, кроме древа познания добра и зла. И было подчеркнуто Богом: в день, когда ты вкусишь от этого запрещенного дерева, смертью умрешь.

— Я знаю это, батюшка.

— Также Господь из ребра Адама сотворил помощницу по нему. Навел на Адама глубокий сон, взял от него ребро, рану закрыл плотью и создал Еву. Практически, можно сказать, это была первая в мире операция.

— Я знаю это, батюшка, — повторяет она.

— Затем Господь привел Еву к Адаму, и тот, первый раз увидев ее, узнал, говоря: «Это кость от костей моих и плоть от плоти моей; она будет называться женою, ибо взята от мужа. Потому оставит человек отца своего и мать свою и прилепится к жене своей; и будут одна плоть».

— Да, батюшка, да.

— Здесь для нас важно, удивительно и переживательно то, что они, находясь в раю сладости, в абсолютном и полном счастье, нарушили единственную заповедь Божию. Согрешили непослушанием и были удалены из рая и от присутствия Божия.

— Да, батюшка, змей обольстил. Я знаю это.

— Но вся наша боль и опасность в том, что в нас осталось прародительское семя тли, желание самоволия, желание под любым предлогом согрешить и подвести под совершенный грех оправдание. Этим и жил древний мир, за исключением единиц, как Ной или праведный Лот. Уроки наказания Всемирным потопом или сжиганием Содома и Гоморры результатов человечеству не дали, и, согрешая, люди, как и предупреждал Господь, умирали смертью вечной, то есть шли в ад.

Искупительная жертва всесожжения от грехов не освобождала, и человечество оставалось в вечной тьме ада. Даже величайший из людей, Иоанн Креститель, который коснулся главы, «верху Царя Славы», при крещении Иисуса Христа, после усекновения главы тоже пребывал в аду. В Предвечном Совете Святой Троицы было принято решение об искуплении грехов и спасении всего человечества.

— Знаю, батюшка. На землю, через Пречистую Деву Марию, пришел Сын Божий и принес Себя в жертву за всех людей.

— Правильно. Вы знаете, что перед Своими страданиями Иисус Христос со Своими учениками сотворил Тайную Вечерю?

— Да, знаю, батюшка. Там было установлено причащение Святых Тела и Крови Христовых.

— Вы понимаете, что причастник принимает в себя Самого Христа?

— Да, я знаю это.

— Поэтому желающий причаститься должен помолиться, прочитать в молитвослове правило ко Святому Причащению.

— Да, батюшка, я знаю это, все прочитала и готова к причастию.

— Тогда нам остается только поисповедаться.

— Отец Сергий, очень хочу поисповедаться хоть раз в жизни перед смертью и прошу вас, исповедуйте меня. Я так рада, что вы у меня.

«Вот это бабушка, — мелькнуло в голове, — я не знал, с какой стороны к ней приступить, как ни разу не бывавшей в церкви, какие азы православия ей преподнести, а она все знает и совершенно готова к причастию. Все мои «миссионерские» старания перед ней превратились в один общий прокол. Ну дела!»

Прочитал ей общую исповедь, напомнив часто встречающиеся в жизни грехи. Бабушка оказалась на редкость чиста.

После завершения причащения, разоблачаясь, собираю свои походные принадлежности, начинаю интересоваться загадочной бабушкой. Явно она не из серой массы. Речь спокойна и правильна, интеллект сохранен.

— Скажите-ка, мать Елизавета, вы говорите, что никогда не были в церкви. Откуда так хорошо все понимаете?

— Я все время читаю вот этот молитвослов, в нем Псалтирь. Ну и Евангелие у меня есть.

«Вот тебе и пожалуйста, — думаю про себя, — мы в храме прилагаем все силы, опыт, знания, чтобы как-то захватить, заинтересовать, увлечь в спасительную евангельскую историю слушателей. Напоминаем догматику, применяем уроки нравственного богословия, приводим сильнейшие примеры из жизни святых, поучения великих святителей и учителей Церкви и, до слез в сердце, мало в чем успеваем. А тут — родилась, крестилась, прожила почти сто лет, ни разу не была в храме — и готова сама преподавать уроки благочестивой жизни! Насколько она сильнее духом многих, даже постоянных наших прихожан!»

Продолжаю интересоваться ею дальше, уж больно полюбилась она мне.

— А вы давно на Розе живете?

— Всю жизнь, батюшка.

— А где вы работали?

— Я учительница начальных классов. Работала в 11-й школе, а вы, Сережа, всегда сидели на первой парте возле меня, как самый смирный ученик в классе.

— ???????????? А как ваша фамилия?

— Елизавета Ивановна Белокобыльская.

…Батюшки мои-и-и! Так ведь это же моя первая учительница! Боже Милостивый, какой случай, какое счастье! Я сегодня преподал Святые Таинства моей первой учительнице! Невероятно! Как милостив к нам Господь! Вот уж действительно — «не хочу смерти грешника»! А с другой стороны, какой удивительнейший и редчайший в наше время случай! Исключительно Божий Промысл.

Теперь я причащаю Елизавету Ивановну регулярно, без вызовов. Сейчас ей исполнилось девяносто три года, а нашему новому знакомству — три года.

Последний раз был у нее на днях, в светлый праздник Преображения Господня 2012 года. Принес ей освященных плодов. Не передать, сколько было у нее радости! Господи, Господи, как мало надо человеку для счастья! Всего-навсего чуточку внимания! И как редко мы это внимание проявляем в жизни, а сами желаем, чтобы Господь милостивно внимал нам и нашим просьбам.

В этот день наша встреча напомнила ей горький случай из жизни верующих того времени.

— Помню, — говорит она, — у нас была новенькая молодая учительница. В праздник Преображения она в церкви освятила плоды и угостила нас в учительской. Ее тут же кто-то сдал. Уволили с работы со страшным позором.

Отсюда можно понять, почему Елизавета боялась показаться в храме. Потом обычная житейская суета, а тут и старческая немощь воцарилась.

В эту редкую и удивительную историю вошла и женщина, приехавшая на красном «Пежо», которая уже почти тридцать лет назад не должна была числиться в живых. Хочу хоть в нескольких словах сказать о милости Божией над этой добродетельной женщиной, чудесно избавленной от страшной и неизбежной смерти.

Итак, когда Елизавета Ивановна причастилась, Татьяна, так звали эту женщину, повезла меня обратно в Коркино, в храм. Дорога проходит мимо бывшего угольного разреза, почти на самом борту которого еще стоит знаменитая в прошлом и умирающая сегодня последняя шахта.

Указывая на шахту, говорю ей:

— Вон на той шахте я отработал двадцать лет.

— И я на ней работала много лет, — отвечает Татьяна.

— И ты? — говорю ей, удивленный ответом. — Почему я тебя не знаю? Мы все наперечет знали друг друга, и мужчины, и женщины.

(На шахте работали две с половиной тысячи человек, мы были как одна семья.)

— Я работала на ВГСЧ (военизированная горноспасательная часть) и была прикреплена к этой шахте как к одному из наших многих участков. Часто бывала в шахте, брала пробы воздуха на содержание метана и других вредных газов.

— Ты доработала до пенсии?

— Нет. Я ушла раньше. Со мной произошел несчастный случай. Вы, может быть, помните, как одна женщина упала в дозатор?

— …Что-о-о?! Так это была …???

— Да. Это была я.

— Батюшки мои-и-и! Вот это денек у меня сегодня!

Почему я так удивился? Я работал на шахте электромехаником на добычном участке. Однажды, придя утром на работу, дал своим слесарям наряд, отправил их в шахту, а сам пошел к диспетчеру записать в книгу, где они работают. Эта книга и запись нужны для принятия мер по выводу людей в безопасное место при аварийном состоянии шахты — например, при пожаре. И в диспетчерской узнаю о страшном случае. Ночью в дозатор упала женщина.

О чем речь?

Уголь на-гора поднимается через грузовой ствол специальным устройством — скипом. В самом низу ствола находится дозатор, где скапливается уголь со всей шахты. Уголь с добычных участков идет по широкой скоростной транспортерной ленте и с высоты сорока метров летит вниз ствола, в дозатор. В полете слишком крупные куски угля падают на специальную сетку, выполненную из железнодорожных рельсов, разбиваются на фракции, удобные для транспортировки, и ссыпаются в дозатор. Из дозатора строго определенная доза угля подымается скипом на-гора.

Люди ВГСЧ, двое мужчин и одна девчонка после института, сделав свои профессиональные дела, шли домой по людскому ходку транспортерной ленты, длина которой почти километр. Подниматься по уклону на такое расстояние, да еще с некоторой ношей, — дело неприятное и трудное. Но русский народ очень «изобретательный». Мужики на ходу в прыжке ложатся на ленту, а наверху, в нужном месте, спрыгивают. Один «по-дружески» помог неопытной девчонке лечь на ленту, другой должен был помочь ей спрыгнуть наверху в нужном месте. Испугавшись, она не подчинилась команде «Прыгай!» и полетела в ствол в дозатор.

Пролетев сорок метров в полной темноте, упала на стальные рельсы, где некоторое время на нее сыпался уголь с ленты, пока ее аварийно не остановили. Девчонку вытащили всю покалеченную и поломанную. Вся как отбивная котлета, «нет косточки неломаной, нет жилочки нетянутой». Такой она попала к хирургам.

Даже представить страшно, какой смертельный ужас перенесла девчонка, сваливаясь в темную яму, летя навстречу смерти!

По моей просьбе она вспоминает: «Когда меня привезли в палату, видела людей с потолка. На шее шлем, привязанный к кровати, нога под грузом на растяжках. Мама приехала, ухаживала… люди шли и знакомые и незнакомые. Многие люди заказывали молебен за мое здоровье. Ушиб головы, ушиб сердца, сломан реберный корсет (девять ребер), сломан шейный позвонок, грудной, таз в двух местах. Но почему-то мне казалось, что это грипп и скоро пройдет.

Все говорили, радуется потому, что сильно головой ударилась. Но причиной радости были не травмы, а какая-то радость от первозданной любви. Было чувство новой жизни. И бесконечная любовь. Мы с мамой молились. Дышала по особой системе. Я была в разных состояниях шока, и после — опять всепоглощающяя любовь. Как у новорожденного».

Сам собой встает вопрос: почему обстоятельствами жизни эта женщина приговорена к стопроцентной смерти, а она жива и благоденствует?!

Ответ один: за ее добродетельность и милосердие. Как и говорит об этом Господь: «И кто напоит вас чашею воды во имя Мое, потому что вы Христовы, истинно говорю вам, не потеряет награды своей»5(Мк. 9, 41). Так и народная мудрость говорит: «Все то, что ближнему ты можешь дать, тебе вернет Господня благодать».

Православие и мир, www.pravmir.ru/redchajshij-sluchaj

Крещение на Соловках

Недавно была на Соловках, и там дал Господь увидеть чудо. Встречу с человеком, который идет к Богу, увидеть, как совершается это таинство. Удивиться тому, как премудро сводит Промысл Божий людей и каждый получает от встречи свое.

Поселились на Соловках в квартирке. Жили, молились. В двух комнатах по соседству постоянно менялись люди. И вот поселились два человека. Родственники. Один о Боге и слышать не хочет, а второй ищет Его, всем сердцем к Нему стремится. А человек удивительный, и вся душа его — вот она, видна, и горение такое духовное, и тихость, и мирность благодатная. И никогда не скажешь, что некрещеный, не подумаешь даже. И готов крещение принять, да ему кто-то сказал, что на Соловках не крестят.

Я-то приехала помолчать, ни с кем говорить не желаю. А этот все так и норовит с вопросами. Никак, говорит, не могу принять крещение, все не получается, вот думаю, может, на Соловках приму, тут такое место благодатное. Не могу уехать отсюда не покрестившись.

Хорошо, говорю, завтра литургия в девять, приходите на службу, будем искать благочинного и помолимся, чтобы Господь все управил.

Праздновали иконе Богородицы «Достойно есть», ее также «Милующая» называют. Я стою на службе, думаю. Зачем мне-то лезть, вот объяснила, что нужно благочинного искать, — достаточно. Сами разберутся, человек взрослый, справится. А потом такой ясный помысел был: нужно помочь, это Господь дал, нужно потрудиться для ближнего. Ладно, думаю, надо Царицу Небесную просить.

И стоило только Матушку Небесную попросить, смотрю, минуты через две благочинный сам навстречу идет, чуть не сталкиваемся с ним, потому что народу много в храме, тесно. Отец благочинный исповедовать начал. Я подхожу к этому незнакомому человеку и говорю: пошли быстрее. Объясняю — немедленно подходите и говорите: знаю, что у вас сейчас нет благословения никого крестить, но я отсюда уехать некрещеный не могу. Человек смущается. Прямо сейчас?

Прямо сейчас. И ушла.

Еще раз Царицу Небесную попросила, чтобы она вразумила. Смотрю, благочинный пошел в алтарь, с наместником поговорил, тот кивнул. Возвращается обратно. Потом вижу радостный взгляд этого человека. Он мне кивает: все хорошо, разрешили. Тут с меня московская полуда сошла, думаю, надо ему телефон храма нашего дать, пускай сообщит, когда крещение примет.

После моего возвращения домой и выхода в храм на работу этот человек позвонил и сообщил, что покрестился, Крестили его в Святом озере, под стенами монастыря. И он теперь самый счастливый человек на свете, потому что может причащаться и жить полноценной духовной жизнью.

Вот так дивны дела Господни. А я, недостойная, благодарю Создателя, что дал увидеть, как душа стремится к Богу, по-настоящему стремится, и почувствовать этой души стремление, и понять, что открывается перед ней. Понять, конечно, в силу своего ограниченного разума. А окрестили в честь апостола Андрея Первозванного.

Форум сайта храма мученика Уара, www.uarhram.ru/forum/2-3-1

Меценат

Жил очень богатый и тщеславный человек. Был он так богат, что начал скучать. И однажды со скуки решил стать меценатом. Облагодетельствовал уже всех, но все еще никак не мог насытить свое тщеславие. И как только узнавал, что кто-то пожертвовал некую сумму денег на благое дело, то тут же мчался туда, чтобы дать больше, но не из желания помочь нуждающимся, а чтобы о нем говорили, чтобы его хвалили, чтобы его запомнили. И однажды он вдруг задумался о душе (и придет же такое в голову…) и решил пожертвовать кругленькую сумму на восстанавливающийся монастырь…

Ранним майским утром он сел с охраной в машину и поехал. Совсем было уже добрался, да вот незадача — дорога была закрыта на ремонт. Взял он кейс с деньгами и пошел пешком. Свита на расстоянии впереди и позади — охраняет, значит. Всего-то пройти квартальчик, и за углом откроются вожделенные врата. Вот уже и купола храмов видны, в голове мелькают картины, как его все хвалят, восхищаются, поют ему хвалебные песни и… вот незадача! В пылу самолюбования не смотрел он под ноги и банально поскользнулся на банановой кожуре. Результат — тяжелейший перелом ноги и больничная койка. Боль нестерпимая, несколько сложнейших операций, врачи только руками разводят.

Вот лежит он и хулит Бога: такой-сякой, нет Тебя, я хотел дело большое сделать, а Ты не мог корку с дороги убрать, ну и все в таком духе. Надо добавить, что лежал в очень дорогой больнице, где было два суперсовременных оборудования для лечения переломов, подобных тому, что был у него.

И вот к нему подселяют соседа: старичок — Божий одуванчик, какого-то шишки влиятельного папа. Дедушка из самых что ни на есть простых людей. Ходил по грибы, провалился в яму и сломал ногу, а сынок его в эту клинику и определил. Вот лежат они вместе. Старичок скромный, разговор не начинает. Навязываться, стало быть, не хочет.

А богач наш злится, что палату с кем-то делить приходится, и тоже беседу не заводит. Да и гости к старичку странные какие-то приходят — помногу, да говорят о чем-то тихо-тихо. Любопытно, да и скучно. Уж который месяц на растяжке мается. Вот и начали они мало-помалу общаться. Сначала меценат все о себе да о себе рассказывал, а старичок нет-нет, да и слово вставит.

А слово такое, что думает над ним бизнесмен потом до-олго. И так получилось, что через какое-то время уже сам богач стал старичка вопросами засыпать. Ну прилип просто. А дедушка тот архимандритом оказался. Из того самого монастыря, куда наш богач миллион нес.

К выписке изменился наш меценат необыкновенно. Пересмотрел всю жизнь свою, все, что делал, как жил, что думал. И деньги в монастырь тихонечко передал. Только архимандрит один и знал, от кого они. И обещал после выписки приехать в монастырь на говение.

И совсем не знал он, что тогда, под свежей зеленью лип поджидал его за углом матерый налетчик. Все было продумано до мелочей: и якобы ремонт дороги, и способы обезвредить охрану, и машина наготове… Меценату пулю в лоб, деньги под мышку — и прощай, столица! Было продумано все… кроме банановой кожуры.

Синица Елена. www.sinitca.blogspot.de/2012/01/blog-post_20.html

Подарок от Бога

Людмила позвонила совсем не вовремя. Марина готовилась к предстоящей через три дня беседе с руководителем одного из департаментов столичного правительства. От этой встречи зависело будущее организации, где она работала заместителем генерального директора и была ведущим специалистом. Генеральный доверял ей полностью и поэтому со спокойным сердцем отбыл на отдых в Лондон, уверенный, что с порученным делом Марина справится лучше, чем он сам.

Услышав в трубке бодрый голос подруги, Марина сразу же подумала, что еще одна проблема сейчас упадет ей на голову. Она не ошиблась. Людмила тоном, не терпящим никаких отговорок, провещала:

— Едем в Псково-Печерский монастырь. Отъезд сегодня в 22.30. Утром служба, потом обед, экскурсия в пещеры и в храмы. Возвращаемся завтра ночью. Встречаемся в 22.00 у метро. Пока.

Ошарашенная этим сообщением и возмущенная Марина набрала номер телефона подруги, заранее зная, что она не ответит, послушала с полминуты длинные гудки, положила трубку на аппарат и продолжила готовить материалы. Времени до отъезда было достаточно, можно еще поработать, потом заехать домой, переодеться в подобающую одежду и предупредить детей и мужа о поездке.

Она мысленно ругала Людмилу, но и рада была тому, что та иногда просто заставляет ее встряхнуться, забыть о делах и уехать куда-нибудь на денек.

Монастырь поразил величием, покоем и чистотой. Службу утреннюю они слушали сквозь дремоту вполуха, зато завтракали с удовольствием.

Старенький батюшка в окружении большой толпы быстро двигался им навстречу, что-то отвечая сопровождавшим его паломникам Пещеры посмотреть не удалось, по каким-то причинам туда не пускали, осмотрели лишь расположенный на высоком холме Михайловский собор. Прошлись по ухоженной монастырской территории, потом решили погулять сами, без экскурсовода, отделились от группы и увидели такую картину: старенький батюшка в окружении большой толпы быстро двигался им навстречу, что-то отвечая сопровождавшим его паломникам. Вдруг он резко осмотрелся, как бы кого-то хотел найти, и, остановившись рядом с подругами, обратился к Марине:

— Ты, милая, молись и жди. Одарит Господь Бог подарком дорогим и нежданным, совсем неожиданно одарит, — и посмотрел взглядом добрым и участливым, а потом строго добавил: — Не отвергни только дар этот и с благодарностью прими. А теперь ступай. — Быстро осенил ее крестным знамением, так же резко и стремительно развернулся и продолжил путь. Стоявшая рядом пожилая женщина с благолепием и восторгом сказала:

— Радуйся, касатушка, сам батюшка Иоанн тебя отметил. — Перекрестилась и низко поклонилась вслед удаляющемуся с толпой батюшке.

Подруга с сарказмом заметила:

— Ну вот видишь, не зря ехали в такую даль. Какой-то батюшка Иоанн и дар тебе пообещал. В Москву приедем, может, в мэрию на работу пригласят неожиданно, ты уж не отказывайся, глядишь, и меня пристроишь. Пошли к выходу, насмотрелись благодати, пора и за дела, да и курить очень хочется.

Подруги вышли за ворота святой обители, достали сигареты. Марина щелкнула зажигалкой, огонь не высекался. Людмила порылась в сумке, достала свою зажигалку, результат был тот же. Недоуменно пожав плечами, они убрали сигареты и направились к автобусу.

В дороге все быстро затихли и уснули. Мирно и спокойно посапывала на Маринином плече Людмила. Марине не спалось, было как-то неспокойно и тревожно: и поездка эта незапланированная и спонтанная, и этот неизвестно откуда взявшийся батюшка Иоанн с бессмысленными предсказаниями…

Не верила всему этому Марина и пыталась отогнать от себя и тревожные мысли, и образ встретившегося священника. Наконец усталость взяла свое, и она незаметно уснула.

По прибытии домой в себе перемен особых не ощутила, лишь на третий день с удивлением заметила, что ни разу не доставала пачку сигарет и не пыталась закурить. Обескураженная, позвонила подруге и поделилась с ней своим неожиданным открытием. Людмила посмеялась и посоветовала выбросить дурь из головы, покурить и заняться делами. Марина последовала совету подруги лишь отчасти, курить не стала, а делами занялась, благо их накопилось достаточно много.

Дни летели быстро; ответственная работа, муж, дети поглощали все время. За делами да за хлопотами Марина быстро позабыла и о поездке в Псково-Печерский монастырь, и о мимолетной встрече с батюшкой Иоанном, а вспомнила о ней опять же неожиданно и совсем случайно.

В кабинет вошла немолодая женщина, немножко странного вида, одетая так, будто пришла в храм, а не в официальное учреждение. Изложила свою просьбу и, не ожидая решения по ней, продолжила с воодушевлением говорить о каком-то батюшке Иоанне, к которому она ездила уже в четвертый раз и по совету которого пришла в эту организацию. Марина вежливо слушала посетительницу, пытаясь деликатно остановить поток ее красноречия, так как пришло время идти на совещание к руководителю.

Неожиданно он сам вошел в кабинет и сразу же удивленно обратился к посетительнице:

— Римма, а ты что у нас делаешь?

— Ой, батюшки, Толя! Вот так встреча! Бывает же такое, я по совету батюшки Иоанна пришла сюда со своей проблемой, а тут ты, как будто и тебя он сюда направил.

Проблема Риммина была тут же решена, а Марина из восторженной беседы руководителя с его давней приятельницей и сокурсницей наконец-то узнала, к своему великому стыду, о знаменитом отце Иоанне (Крестьянкине), случайно (или совсем не случайно) встретившемся ей в Псково-Печерском монастыре.

С Риммой они быстро подружились, вместе стали ходить в храм, подолгу и с интересом обсуждали прочитанные книги и наставления святых отцов. Вот только еще раз съездить и повидаться с отцом Иоанном никак не получалось.

Зимой сыновья ездили в гости к бабушке, Марининой свекрови, и привезли ее в Москву. Бабушку мучили приступы сильных головных болей, врачи и лекарства не помогали, старушка страдала и вечерами тихонько плакала.

В один из таких моментов и застала ее невестка. Она бережно уложила бабушку на диван и стала осторожно гладить руками по голове, про себя читая все молитвы, которые знала наизусть.

К ее удивлению, свекровь крепко заснула, а через час проснулась бодрой и радостной. Процедуру решили повторить и на следующий день, и в последующие. Через десять дней бабушка о кошмарах этих забыла и, поблагодарив Бога и невестку, засобиралась домой.

Пораженная нежданно открывшимися способностями, Марина испробовала их и на других своих родственниках.

Результаты были положительные, больным становилось легче, болезни отступали. Близкие подруги на Маринин рассказ отреагировали по-разному. Людмила восхищенно выдала:

— Видно, не зря ты, подруга, в церковь зачастила, надо же, прав оказался тот батюшка из монастыря. Вот и дар тебе Бог послал! Пользуйся на радость себе и людям! Клинику с тобой откроем, я буду деньги собирать, а ты — народ лечить!

Римма же с опаской и испугом сказала:

— Ой, Марина, осторожно к этому отнестись надо. Дар-то — это, конечно, хорошо, но что-то тревожно мне за тебя. Батюшку Иоанна спросить бы не мешало.

Батюшку не спросили. Римма срочно улетела в Хабаровск к сыну, невестку положили в больницу, и потребовалась помощь матери, а Марина с батюшкой Иоанном лично знакома не была.

Клинику Марина не открыла, но людям, обращающимся за помощью, не отказывала. Денег за лечение не брала, мудро и твердо решив: «Если Господь даровал это, значит, для чего-то оно необходимо».

Жизнь продолжалась, все было хорошо: на работе почет и уважение, дома порядок и благополучие, дети успешны, востребованы и ждут прибавления в своих семьях.

Прошло несколько лет. На свой день рождения Марина собрала всех родных и близких людей. Говорили тосты, хвалили именинницу, восхищались ее успехами, искренне радовались за нее. Марина мысленно благодарила Господа Бога за детей, за друзей, за то, что даровал ей счастье великое — любить и быть любимой. Она с обожанием смотрела на мужа — верную и сильную опору свою.

Утром, как обычно, решила приготовить кофе. От его запаха, прежде приятного, Марину замутило. На работе, когда помощница предложила чашечку кофе, все повторилось. Началось невыносимое: практически каждый второй запах вызывал отвращение и тошноту.

Опытный терапевт в поликлинике покачал головой и направил Марину к специалисту, который поставил точный диагноз:

— Вы, дорогая моя, беременны, а состояние ваше называется токсикозом. Вот направление на аборт.

Он протянул Марине белую бумажку с жирной печатью (почему-то она, печать эта, врезалась в Маринину память). Она смотрела на нее с каким-то ужасом, в голове все застыло и отупело. Она не слышала врача, только видела его шевелящиеся губы, рассерженное и раздраженное лицо.

Наконец слух вернулся к ней, и она начала понимать смысл услышанного:

— На сорок шестом году, дорогая моя, не рожают, а внуков нянчат. Внуки есть?

— Ждем, — машинально ответила Марина, взяла из рук доктора страшную бумажку и вышла из кабинета.

Домой она ехала как в тумане, мысли не выстраивались, решение не приходило, разум не включался.

Муж с тревогой в глазах встретил ее, помог раздеться, усадил за стол, поставил чашку горячего крепкого чая, сел напротив и приготовился слушать. Глотая чай вместе со слезами, она подробно рассказала о визите в поликлинику и с надеждой посмотрела на мужа. Уж он-то поймет и поддержит, и, если скажет, что надо рожать, она с облегчением разорвет мерзкую бумажку и выбросит в мусор.

Муж повел себя совсем не так, как она ожидала. Первый раз в жизни она увидела, что он испугался. И испугался не ответственности за зародившееся чудо, а реакции окружающих. Он не кричал, он шипел:

— Не вздумай ничего говорить детям. У нас невестки вот-вот родят, а тут сюрприз — беременная бабушка! Стыд! А что на работе твоей скажут? Немедленно иди на аборт.

С этими словами он оделся, хлопнул дверью и ушел. Вернулся через час пьяный.

Римма еще не вернулась от сына, Людмила была так же категорична, как и муж. Старенький батюшка, служивший в храме, куда ходила Марина, участливо, но строго наставлял:

— Господь знает Сам, матушка моя, когда нас поощрить, а когда и поучить. За веру твою и за дела добрые и награду тебе дал. На мужа не серчай, муж в семье хозяин, моли Бога о нем. Смягчится он и поддержит тебя. Родишь, и утешение вам в старости будет. Так-то, матушка моя.

Две последующие ночи Марина не спала, она даже молиться забывала, мысли терзали и трепали ее душу, сердце болело и ныло, а днем беспрестанно звонила Людмила, ругалась и гнала ее в больницу.

Ничего вокруг не изменилось. Ярко светило солнце, но Марина чувствовала, что светит оно не ей…

На третий день верная подруга ждала ее у операционной. Марина появилась как тень, бледная и отрешенная. Они вышли на улицу. Все так же шумела Москва, ехали машины, сновали пешеходы. Ничего вокруг не изменилось. Ярко светило солнце, но Марина чувствовала, что светит оно не ей, и даже дома годовалый Ванька, сын племянницы, встретивший бабушку, не улыбнулся и не бросился, как всегда, навстречу, а скорбно и тревожно замер посреди прихожей. Она погладила ребенка по голове и прошла к себе в комнату. Муж крепко спал поверх покрывала, даже не сняв верхнюю одежду.

Мир вмиг потускнел, все переменилось. Муж из надежной опоры превращался в трясущегося алкоголика, начались интриги на работе, и в конце концов с работы пришлось уйти, круг друзей и добрых знакомых резко сузился.

Борьба за мужа и поиск достойной ее квалификации работы отнимали много сил и здоровья. Марина, как и прежде, усердно молилась, регулярно ходила в церковь, подолгу стояла на коленях перед образами, но на душе не светлело.

Частые боли в области сердца беспокоили ее, но тревоги не вызывали, пока однажды при очередном сильном приступе дети ни вызвали неотложку. Женщина-врач, осмотрев и прослушав Марину, посоветовала ей немедленно обратиться к онкологу.

Она не сдавалась, спокойно и настойчиво боролась с болезнью. Тяжелая операция привела лишь к временной передышке, вскоре болезнь вернулась. Она понимала, что уходит, и просила пригласить священника. Пришел тот же старенький батюшка, к которому она ходила последние пять лет на службы и на исповеди.

Она долго и подробно рассказывала ему про свою жизнь, стараясь ничего не пропустить. Почти слово в слово передала давнюю случайную встречу с отцом Иоанном и все последующие события. Когда закончила говорить, глаза старого священника были полны слез и искренней скорби. Перед тем как произнести слова молитвы, он сокрушенно сказал:

— Эх, матушка моя, не послушалась ты праведника отца Иоанна, истинный дар Божий отвергла, не разглядела, пересудов испугалась… Ну, да что теперь говорить… Бог милостив, молись, матушка моя, и я за тебя помолюсь.

Сын проводил священника до машины и уехал по своим делам. В квартире осталась Людмила. Она тихонько заглянула в комнату, Марина крепко спала. Людмила вернулась в кухню, включила чайник и тут же ринулась обратно — из комнаты доносились громкие рыдания.

Немного успокоившись, Марина, часто всхлипывая, рассказала, что во сне видела свою зародившуюся и убитую по ее материнской воле дочку. Белокурая девочка с белыми бантиками тянула к ней ручки и жалобно звала:

— Мамочка, мне очень страшно, я хочу к тебе.

Марина бросилась к ней. Она бежала, спотыкалась, падала, снова бежала… Казалось, что вот сейчас достанет ее, схватит, прижмет к себе, согреет, отдаст все свое тепло, зацелует, заполнит любовью, но в самый последний момент девочка отдалялась, и снова, с глазами полными страха и мольбы, тянула к ней тонкие ручки и звала ее, свою самую лучшую и милую маму: приди, возьми, согрей и спаси!

Умерла Марина на рассвете следующего дня.

Леонид Гаркотин, www.rusvera.mrezha.ru/712/11.htm

Глава 2. «Случайности» на пути к Богу

 Как я стала Православной

Воцерковление

Я стала православной девять лет назад. Решение это приняла за один час — ровно за столько времени, сколько длилось мое первое в жизни интервью с митрополитом Рижским и всея Латвии Александром.

На встречу с владыкой меня отправили спонтанно и практически принудительно — все мои тогдашние коллеги по странному стечению обстоятельств оказались в тот день заняты неотложными делами, а мои увещевания на предмет полной некомпетентности в вопросах религии на редактора не подействовали.

Я католичка! — практически с порога зачем-то заявила я митрополиту.

Будучи опытным и мудрым священнослужителем, владыка сразу понял, что католичкой я была формальной. Крестили меня еще ребенком, в костел я ходила раз в год по случаю, а если испытывала потребность о чем-то попросить Бога, то отправлялась ставить свечи в православный храм.

Просто на тот момент я была глубоко убеждена, что веру, как и родителей, человек менять не может. И хотя моя мама сама несколько лет назад перешла в православие и уговаривала меня последовать ее примеру, я не видела в этом особого смысла.

Владыка изменил мои убеждения с помощью нескольких фраз. Сказал, что ни в одной религии нет столько святых, как в Православии. Посоветовал почитать о них. А на прощание подарил мне маленькую Владимирскую иконку Божьей Матери. Я даже не знаю, сознательно или нет он ее выбрал, но день памяти этой иконы сов падает с моим днем Ангела.

На следующий день после нашей встречи я отправилась в Благовещенскую церковь и прошла миропомазание в православную веру. Потом крестила свою первую крестницу. На этом мое воцерковление на тот момент и закончилось.

Уроки болезни

Через два года я угодила в больницу с подозрением на дифтерию. Не дожидаясь результатов анализов, врачи сделали мне прививку от этой болезни (при температуре 40 градусов) и стали лечить антибиотиками, значительно превышая дозировку.

Когда в итоге диагноз не подтвердился, а мне становилось все хуже и хуже, мои родные по шли за объяснениями к заведующей отделением, где им сказали, что все свои претензии они смогут высказать чуть позже в суде… если я умру.

Перепуганная мама под расписку забрала меня домой и побежала по храмам — искать священника, который мог бы меня дома соборовать (особое таинство, которое совершается над больными людьми). Но в тот день все батюшки были заняты, кроме одного — именно того, который моей маме казался слишком молодым и неопытным. Но выбора не было.

У меня же с отцом Александром сразу установилось полное взаимопонимание. И после соборования я почувствовала себя значительно лучше. А когда меня положили уже в другую больницу, где врачи исправляли ошибки своих коллег, отец Александр регулярно приходил меня исповедовать и причащать прямо в палату. И всегда был в рясе (просто многие батюшки предпочитают в больницы ходить в гражданской одежде).

После каждого его посещения ко мне заглядывали медсестры: «Неужели ты такая грешная, что попы к тебе постоянно ходят?»

Когда я выздоровела, мои близкие настаивали на том, чтобы я подала на врачей в суд. Коллеги уговаривали сделать журналистское расследование. Я же умом вроде понимала, что это надо сделать, но сердце противилось. Потому что четко осознавала, что эта больничная история случилась в моей жизни не случайно, что это был настоящий Божий Промысл, чтобы привести меня к вере.

Кстати, отец Александр, как случайно выяснилось позже, оказался моим родственником. Пусть и дальним, но единственным православным священником в нашей большой католической семье.

А сразу после выписки — дело было как раз перед Рождеством — редакция отправила меня на предпраздничную лекцию к тогда еще иеромонаху, а ныне игумену Макарию (Кириллову).

Следствием этого знакомства стали проекты «Субботы»: «Православные святыни в Латвии» и «Неудобные вопросы к Церкви».

Долгожданная встреча

Говорят, что рано или поздно Бог посылает каждому человеку сигналы прийти в церковь. От того, сумеет ли человек их распознать и принять, во многом и зависит его дальнейший путь.

Когда я впервые это услышала — решила поставить в нашей театральной молодежной студии спектакль о том, как современные люди приходят в храм.

За основу я взяла замечательные рассказы московского автора Александра Худошина, чью книгу случайно купила в магазине. Хотела даже написать ему письмо с приглашением на премьеру, но не смогла найти в Интернете ни строчки об этом писателе.

Через полгода мы с ребятами поехали с уже другой постановкой на гастроли в культурный центр при московском храме Преподобного Марона, пустынника Сирийского. И в числе других прихожан этой церкви на спектакль к нам пришел Александр Худошин! Что это, если не Промысл?!

Слава Богу за все!

Простые чудеса

И подобные неслучайные случайности по мере своего постижения веры я наблюдаю с тех пор постоянно. Либо на собственном примере, либо на примере близких людей и случайных знакомых.

Когда в Екабпилс из Москвы привезли заново написанную чудотворную Якобштадтскую икону Пресвятой Богородицы, моя просьба по молитвам у нее исполнилась ровно через тридцать минут.

Не случайно говорят, что если человек делает один шаг навстречу к Богу, Бог в ответ делает десять шагов навстречу человеку. Нужно только поверить.

Помню, как один мой атеистически настроенный друг долго не мог решиться крестить своего маленького сына. То ему погода казалась неподходящей для этого обряда, то наша страна в целом, то еще что-то.

Потом он с женой, дочкой и двухлетним Никитой отправился в поход в горы, где в одну из ночей, когда они достигли уже какой-то вершины, начался страшный ветер и ливень. Их супернавороченная палатка стала протекать, и стало очевидно, что если в ближайшее время стихия не стихнет, то палатка просто рухнет и защитить детей от холода и влаги будет невозможно.

Моего друга охватил ужас и он, сам от себя не ожидая, стал креститься, опустился на колени на землю и во весь голос стал молить Бога о помощи, обещая по возвращении сразу крестить Никиту.

И ливень прекратился. А когда, здоровые и невредимые, они всей семьей вернулись домой, у меня появился еще один крестник.

А самая чудесная история произошла в театральной студии, которую я вела при Рижской духовной семинарии. У нас занималась девочка-подросток, у которой была последняя стадия онкологии. На занятия она приходила редко, всегда носила парик или шапку и была очень-очень бледной.

Незадолго до прихода к нам ее маме сказали, что жить девочке остались считаные месяцы. Но в качестве последней надежды посоветовали обратиться в рижский храм Нерукотворенного Образа Спаса, что находится как раз напротив детской больницы. Там есть чудотворная икона Богородицы, по молитвам у которой часто совершаются исцеления деток.

Мама девочки стала проводить в храме дни и ночи напролет. А через некоторое время врачи констатировали необъяснимый факт: опухоль и метастазы просто испарились!

Девочка выздоровела.

Сейчас она настоящая красавица, полная сил и энергии. А мама ее по-прежнему каждый день приходит в церковь.

Наталия Захарьят, www.subbota.com/2014/02/08/kak-ja-stala-pravoslavnoj

Самое главное — понимать волю Божию о себе

На моем пути к вере и монашеству было множество случайностей, которые оказались про-мыслительными. Вырос я в семье нецерковной и неверующей. До 1981 года жил в Таганроге, а потом переехал в Москву. Здесь я попал не в очень хорошую компанию и вел легкомысленный и бесшабашный образ жизни. От наркомании меня уберегла лишь любовь к родителям, которые, конечно, не выдержали бы этого удара.

Впервые я обратился к Богу после одного случая, который произошел со мной 17 мая 1983 года. Ночью, в компании друзей, я очень сильно согрешил и в какой-то момент вдруг явственно почувствовал присутствие Ангела-хранителя, а может, и Самого Господа, Который словно предостерегал меня от очередного греховного шага. Меня это очень поразило, хотя тогда я не связал это переживание с каким-то религиозным опытом.

После этой ночи мы целый день гуляли с друзьями по Москве, а вечером встретили каких-то малознакомых ребят на скейтах и попросили у них разрешения покататься. Я сильно разогнался и, наехав на люк, упал и сломал ногу. Перелом был очень тяжелым, и меня срочно доставили на «скорой помощи» в больницу им. Склифосовского.

Выяснилось, что необходимо делать операцию. И вот в тот момент, когда я лежал в коридоре на каталке, дожидаясь своей очереди на операцию, я вдруг отчетливо осознал, что это Бог наказывает меня за мои грехи. Впервые в жизни я стал молиться, естественно, своими словами, поскольку никаких молитв я не знал. Причем, осознание собственной греховности было насколько явственным, что я буквально вопиял к Богу, умолял Его о прощении и помощи.

После операции я попал в палату, где среди прочих лежал священник. Надо сказать, что, представляя себе священника, я всегда рисовал в своем воображении образ толстого, глупого, хитрого и совершенно неинтересного человека. Я же увидел человека необыкновенной доброты, интеллигентного и очень глубокого. Несоответствие этого человека тому образу, который я привык себе представлять, меня поразило, и мы подружились.

Тогда во мне шевельнулась мысль, что Церковь состоит не только из полуграмотных старушек и недалеких батюшек… 🤔 И все же по-настоящему к вере я тогда так и не пришел: после больницы моя жизнь вернулась в привычное русло.

Отслужив в армии, я поступил на актерский факультет Воронежского института искусств, и у меня начался период очень затяжной и тяжелой депрессии. Интуитивно я почувствовал, что чего-то в моей жизни не хватает. Как-то я зашел в храм и ощутил необыкновенную легкость и радость.

С этого момента меня стало тянуть в церковь, хотя я даже толком не знал, как молиться. На этой стадии внутренних поисков я был не очень разборчив в своих увлечениях.

Например, когда я переехал в Питер, то стал серьезно интересоваться восточным театром, а отсюда — и восточной философией. Я много читал и даже чувствовал себя хорошо подкованным в различных духовных вопросах.

Разумеется, эти мои увлечения уводили меня в сторону от христианства, но в то же время я стал четко осознавать, что жизнь — это не просто череда случайностей, а цепь промыслительных событий, которые ведут человека к какой-то цели. Постепенно я стал интересоваться и православием, но меня сильно волновал вопрос, может ли церковный человек заниматься театром.

Я читал книги по христианской философии и богословию — отца Сергия Булгакова, отца Павла Флоренского, Николая Бердяева, — и все это меня очень интересовало, однако оставалось и множество сомнений. Например, я не понимал, почему после посещения храма у меня буквально все валилось из рук в моей режиссерской работе (тогда у меня была своя небольшая театральная студия, где мы ставили спектакли)…

В это время я случайно познакомился с молодым человеком, который учился в питерской семинарии, мы стали близко общаться. Он приходил в мою коммуналку, где собиралось множество народа из актерской среды, и мы устраивали настоящие богословские дискуссии. Поскольку я был хорошо начитан и подкован во всяких тонкостях восточной философии, то всякий раз одерживал верх в наших спорах.

Я утверждал, что к спасению и совершенству ведут разные религии и духовные практики, приводил множество аргументов. Когда ему уже нечего было мне возразить, то я вдруг начинал чувствовать, что побеждал его лишь на формальном уровне, а правда все равно остается на его стороне.

Приблизительно в это же время я впервые причастился. Это было 31 декабря, в храме на Смоленском кладбище, где находятся мощи блаженной Ксении Петербургской. Я помню, что был сильно разочарован, когда попал на общую исповедь и вместо длительной беседы со священником получил отпущение грехов просто так, почти ничего не сказав. Я ждал от исповеди серьезного и подробного разговора — с переосмыслением всей моей жизни. Но батюшка лишь прочитал надо мной разрешительную молитву и отправил причащаться.

Вечером я пришел в очень шумную компанию — отмечать Новый год. Помню, что сел за стол и поймал в себе ощущение счастья — то состояние, к которому всегда подсознательно стремишься, но не можешь определить, в чем именно оно должно выражаться.

Это было ощущение полноты жизни. Оно не было связано ни с бурным весельем вокруг по поводу Нового года, ни с каким-то предстоящим событием… И я стал думать, откуда же во мне эта неизъяснимая благодать. Тут вдруг я вспомнил, что сегодня причастился, и мне стало все ясно.

Причем, как только я начинал участвовать в веселье, я чувствовал, что это состояние от меня уходит. Просидев с друзьями не более часа, я пошел домой, чтобы не расплескать впустую, не растратить это ощущение. Помню, что я долго сидел в полном одиночестве и прислушивался к себе, к тому состоянию, которое меня посетило… Я подумал: теперь у меня есть маяк, есть направление дальнейшего пути, и это, конечно, Церковь!

Я продолжал общаться с моим новым другом-семинаристом. Вспоминаю, как он стыдил меня за курение: вот ты говоришь о свободе, увещевал он, а сам не можешь избавиться от рабства этой ничтожной привычке! Как-то он вернулся из Печор и стал с восторгом рассказывать о своей поездке, о монастыре, об отце Иоанне (Крестьянкине), который задарил его книгами и конфетами. Я загорелся туда поехать, тем более что о Печорах я уже много слышал и от других людей.

И я наконец собрался: по какому-то мистическому стечению обстоятельств это тоже произошло 31 декабря — ровно через год после моего первого причастия. Интересно, что я опаздывал на поезд, но как раз в тот день отправление поезда задержалось на пять минут. Помню, как ранним морозным утром я подошел к монастырю и сразу же увидел крест Михайловского собора, который как-то неправдоподобно отсвечивал, словно освещая мой путь.

Вообще, все мне представлялось каким-то чудесным, удивительным, сверхъестественным — и иконы на улице, перед которыми горели лампады, и тени монахов и старушек, собиравшихся на братский молебен. Меня разместили вместе с другими паломниками в одной из келий, где я собирался прожить неделю, но смог остаться лишь на два дня — настолько острым и даже невыносимым было для меня то чувство благодати, которое меня переполняло. Я попал на беседу с отцом Адрианом, который мне очень помог.

Тогда самым неразрешимым вопросом для меня был тот способ, с помощью которого в православии можно достичь совершенства. На все мои сомнения отец Адриан отвечал лишь одним словом: молись! После нашего разговора сначала я был даже в некотором недоумении и замешательстве: мне показалось, что батюшка не сказал мне ничего принципиально нового и ценного. Но в какой-то момент меня осенило: молитва — это и есть тот способ, который может разрешить все мои внутренние проблемы и сомнения.

Не знаю, как молиться? Буду молиться о том, чтобы Господь наставил меня в молитве! Не знаю, как достичь совершенства? Буду просить об этом Господа! Это понимание было для меня необыкновенным прорывом вперед: именно тогда у меня началась по-настоящему живая молитва к Богу.

Вернувшись в Питер, я почувствовал, что уже не могу жить своей привычной жизнью, не могу работать с актерами. Я рассудил так: если Богу будет угодно, чтобы я остался в театре, то я все равно рано или поздно туда приду. Но я туда больше не вернулся, устроился гардеробщиком в школе и постепенно отходил от моих прежних интересов. Летом я поступил в семинарию, а потом как-то органично пришел к решению стать монахом.

Через несколько лет, когда я был уже иеродиаконом Псково-Печерского монастыря, мне предложили рукополагаться в иеромонахи именно 31 декабря, то есть в день моего первого причастия и первого приезда в Печоры. Хотя я понимал, что в моей судьбе это совершенно особый день, но все же чувствовал, что еще не готов к хиротонии. Наместник, узнав о моих сомнениях, хотя и позволил мне самому решать, соглашаться на этот шаг или нет, все же отправил меня во Псков, к Владыке.

В машине я нашел крест и все необходимые для хиротонии предметы, предусмотрительно приготовленные для Таинства, и понял, что в этот день ничего для меня просто так не бывает. 31 декабря меня действительно рукоположили.

Удивительно, что в том пейзаже, который открылся мне, когда я шел через замерзшую реку по протоптанной тропинке на хиротонию к Псковскому кремлю, я узнал изображение на картинке, висевшей в моей комнате, в родительском доме, на протяжении многих лет. Теперь эта картинка висит в моей келье…

Иеромонах Августин (Заярный). Россия в красках. www.ricolor.org/rus/rz/20/zayarny

Как я стал священником

Священник Сретенского храма в Заостровье иерей Димитрий Костюченко рассказал о своем пути в Церковь. По его словам, в жизни не бывает случайностей и зачастую именно непредвиденные отклонения от задуманного пути выводят человека на основную дорогу — дорогу к Богу.

Как рассказал отец Димитрий, отправной точкой его дороги к Церкви можно считать тот момент, когда он решил поступить на исторический факультет Поморского государственного университета: «Я родился в Северодвинске. В тяжелые 90-е годы нас с братом перевезли к бабушке, в деревню неподалеку от Антониево-Сийского монастыря. Он был всего в двадцати километрах от нас, но почему-то нам ни разу не сказали о монастыре ни слова.

Мы жили в абсолютно светской среде, не зная ничего о Боге и Церкви. С детства я мечтал стать учителем истории и, окончив школу, подал документы на поступление на истфак. Мне предстояли вступительные испытания. И я пришел сюда, именно в этот читальный зал, еще не зная, что тут есть храм, что прежде в здании была семинария, не будучи тогда даже крещеным.

Мне нужно было написать экзаменационное сочинение, чтобы поступить учиться на историка и исполнить свою мечту. Я написал его на «два» и, конечно, не поступил. Тогда я ужасно расстроился, а сейчас говорю: «Слава Богу!»

Мы часто хотим, чтобы исполнялись наши планы, и если этого не происходит, впадаем в уныние. Но я на своем опыте могу сказать, что часто именно неожиданные жизненные повороты и даже, казалось бы, ошибки выводят человека на дорогу к Богу. Господь управляет все пути человека. Надо довериться Ему, потому что только Он знает, как должно быть на самом деле.

Божиим Промыслом я оказался не на очном, а на заочном отделении исторического факультета, — продолжает отец Димитрий. — Поступить туда было проще. И именно там я встретил людей, которые привели меня ко Христу. Вместе со мной на это отделение поступила моя будущая крестная. Уже услышав от нее о Церкви и Боге, я решил принять крещение. Она предложила мне креститься в Ильинском кафедральном соборе или в университетском храме Святого праведного Иоанна Кронштадтского.

В Ильинском соборе я уже бывал. А когда впервые зашел сюда, в университетский домовый храм, то испугался. За дверью был длинный коридор. Я обратил внимание на то, какие чистые там были полы, и подумал: «Как же я туда зайду? Там такая чистота… Может, мне нужно снять обувь?» — испугался и закрыл дверь. Мог ли я тогда знать, что именно здесь начнется моя церковная жизнь, мой путь к священству, что здесь я встречу своего духовника… Но Господь знал все».

Священник отметил, что часто именно через жизненные совпадения и можно почувствовать, что Господь близко, что Он управляет пути человека: «Мою первую исповедь принимал отец Евгений Соколов, настоятель храма Святого Иоанна Кронштадтского. Он тогда меня здорово отругал, мне даже глаза было страшно поднять. Но когда я на него все-таки осмелился посмотреть, я увидел в его взгляде искреннюю любовь ко мне. И страх ушел. Позже, когда меня уже рукоположили, мне самому предстояло принимать исповедь. Я не мог себе представить, как я это буду делать, что я в свои 24 года буду говорить взрослым людям…

Но случилось так, что первой исповедью, которую я принял, стала исповедь отца Евгения. Представляете, как тяжело было мне решиться исповедовать собственного духовника? Зато после этого я уже не боялся исповедовать никого. Самое трудное, что могло быть, осталось позади».

Также отец Димитрий отметил, что Господь всегда оставляет человеку право свободного выбора: «Помню, как во время своей диаконской хиротонии я стоял у Царских врат с кувшином воды. Во время рукоположения ставленник должен умыть руки архиерею. И вот, нужно довольно долго стоять с этим кувшином в руках.

И тогда мне в голову пришла мысль: «Я ведь сейчас свободный человек… Через каких-то десять минут все изменится. Я буду в послушании у архиерея. Меня могут отправить служить куда угодно. У меня не будет прежней свободы. Так, может, поставить этот кувшинчик и пойти себе спокойно домой?.. Пока еще не поздно». Сейчас я понимаю, что эта мысль не была каким-то искушением. Так Господь дал мне право самому выбрать свой путь.

Это была точка невозврата: я знал, что если уйду сейчас, то уже никогда не смогу пойти по пути священства. Я выбрал тогда именно эту дорогу — дело священнического служения и послушания. И в этом служении я обрел себя».

Пресс-служба Архангельской епархии, 24 декабря 2014 г., www.arh-eparhia.ru

Дорога к Богу

К вере я пришла вполне разумно и сознательно, и Господь давно стал центром моей жизни. А вот как я пришла в Церковь? Когда-то я была весьма далека от мнения, что мне нужно в нее войти. Как-то, идя по улице, взялась я размышлять о себе, о том, как соотносится мое восприятие Бога с христианским пониманием. И в общем, даже из ограниченных атеистических источников, понимаю — никак не соотносится. Короче, поняла неожиданно, что я не знаю Бога. Вернее, знаю, но — как-то уж слишком абстрактно, безличностно, как некоторое Безграничье и Абсолют.

И тут вопрос: а Бог ли это? То есть вдруг понимаю, что вообще я по-настоящему-то и не верю. И гневаюсь из-за этого на Бога. Если Он есть, Он просто обязан мне о том сообщить! Так я подумала.

Ну и, значит, также про себя заявляю Богу: «Боже, если Ты есть! Я твердо не знаю, Какой Ты, но — Ты должен быть, и должен мне ответить. Вот прямо сейчас, сию минуту яви мне Себя и Свою Волю — и именно так, чтобы именно я поняла что это Ты и что Воля — Твоя, или я уже Тебе не поверю! И только прямо сейчас!»

Сегодня я ужасаюсь своей наглости, глупости и такой ультимативности. Тем не менее иду дальше, поднимаю голову — и, как, наверное, все мистически настроенные люди, ожидаю, что увижу «знак» в какой-нибудь ерунде.

Но… Вдруг чувствую страх. Вернее, даже трепет — прямо чувствую, что услышана, и, собственно, в этом страхе уже и поняла, что вот Он, Бог. Я чувствую Его своей душой. Я в ужасе начинаю молиться и даже обещать Ему, что пойду в церковь.

Страх проходит, и тут я, еще очень взволнованная, вижу идущего вдалеке священника. Надо сказать, у нас священника встретить на улице — вероятность редкая, да тут я еще и вижу, что это не какой-то там абстрактный батюшка, а знакомый: я с ним (он тогда просто парнишка был) лет за пять до этого разговаривала именно о Боге — он тогда еще и не был в Церкви. Короче, я изумлена и обрадована ему. Я так обрадовалась, что забыла про все свои завороты — а они вообще-то были у меня грандиозными, просто я не люблю об этом распространяться.

А он, батюшка, тоже обрадовался — это было видно, так же издалека меня узнал, а подойдя, сразу спросил: «Ольга, хочешь, пойдем в церковь?» Я сказала: «Конечно, хочу!» Ему нужно было зачем-то в магазин, я осталась его ждать. Ну и, конечно, ведь священник — он носит образ Христа. Я это уже тогда откуда-то знала и стала размышлять, Бог ли мне так являет Свою Волю, что, как только я о том помолилась, меня тут же вот так в храм зовут?

Обуяли сомнения. А этот мой друг и раньше был чудный, а сейчас вообще стал какой-то необыкновенный — это я сразу увидела. Но что-то сильно много начиталась я в свое время о том, какая Церковь «не такая» и какие «не такие» священнослужители. Короче, я решила по дороге в храм рассказать батюшке, почему я не хочу быть членом Церкви. «Если он меня хоть раз осудит, значит, это не может быть Воля Бога!» — так я решила. А если ни разу не осудит, значит, это Воля Бога, мне там быть! Ну и по дороге в храм начала батюшке излагать.

Говорю, у меня крестика нет, и я давно его не ношу, хотя крестилась сознательно — батюшка тут же заводит меня в монастырскую лавку и дарит, и благословляет, и надевает новый крест.

Говорю, что я боюсь ваших церковных «бабулек»: они меня съедят в моем «неформальном» виде, — батюшка посмеялся и благословил приходить хоть как и хоть в каком виде, главное, приходить.

Уже на пороге храма я пугаюсь и говорю, что начиталась редкостной дряни и если что и читала о христианстве, то атеистические книжки. Батюшка просит его подождать — и дарит мне «Дары и анафемы» отца Андрея Кураева. Для меня это было совершенно необыкновенно: я ведь была уверена, что по каждой отдельной такой причине в храм мне путь заказан. Короче, я совершенно точно уверилась, что это Воля Бога мне быть в Церкви, стала ходить на службы, и до сих пор воспоминание об этом чуде меня очень укрепляет. Потому что какие бы ни были у меня сомнения и смущения — кто я такая, чтобы спорить или сомневаться в воле Бога, так явно выраженной? Я могу сомневаться в себе — но не в Боге же!

Ольга Вагапова, г. Благовещенск. Дорога к Богу, www.moyhram.org/articles/36/106

Глава 3. Невероятные спасения

«Господь любит всех и всех хочет спасти. Однако «пути Господни неисповедимы». И чаще всего он посылает нам спасение через встречи с нужными нам для спасения в данный момент людьми, книгами, ситуациями. Надо лишь понять, что встреча эта не случайна, а послана нам во спасение Господом. Удивительно мудра и убедительна для понимания этого Промысла Божьего известная притча.

…Тонет потерпевший кораблекрушение христианин и горячо молит Господа о помощи. И вот проплывает рядом с ним бревно, за которое он может ухватиться и спастись. Но он отказывается от этого способа спасения, так как ждет Божьей Руки. Затем подплывает к нему лодка, куда зовут его подняться. Он и от этой помощи отказывается. Далее с вертолета спускают ему лестницу. Но он ждет помощи только лично от Бога… И утонул наш христианин, и предстал перед Господом, и стал укорять Его, что не откликнулся Он на его горячие молитвы. И ответил ему Господь: «Как же не откликнулся? Не я ли посылал тебе бревно, лодку, вертолет?..»

Поверить в чудо!

В музее Краснознаменного Московского округа внутренних войск МВД России хранится один интересный экспонат. Неприглядная на вид тяжелая пластина бронежилета с засевшей в ней пулей калибра 5,45 мм. Стальной сердечник, пройдя насквозь несколько миллиметров прочного сплава, вдруг остановился, словно встретив непреодолимое препятствие.

Это «препятствие» находится рядом: чуть помятая и проколотая той самой пулей бумажная иконка преподобного Сергия Радонежского и совсем маленькая иконка святителя Николая Чудотворца, находившиеся в тот момент во внутреннем кармане броника. Именно они и остановили смертельный полет бандитской пули. Возможно ли такое? Ответ дан почти две тысячи лет назад Самим Спасителем, Богочеловеком Иисусом Христом: «Невозможное человекам возможно Богу»6(Лк. 18, 27).

Прошло уже немало времени с тех пор, когда начальник склада инженерного имущества полка старший прапорщик Валентина Румянова, готовя к утилизации поврежденные средства индивидуальной бронезащиты, сданные ей на склад, обратила внимание на эту пластину и выпавшие из кармана чехла иконки. Шел конец 1996 года. Тяжелое для страны время, время Хасавюртского перемирия и изгнания российских войск из пределов «независимой Ичкерии». Время позора кремлевского руководства и слез матерей, чьи сыновья оставались в бандитском плену, брошенные на произвол судьбы.

Умывшись кровью августовских ожесточенных боев и потеряв в них более двухсот человек убитыми и пропавшими без вести, свыше шестисот ранеными, более сорока единиц техники, четыре вертолета, солдаты правопорядка не сдали бандитам ни единого блокпоста, ни единого стратегически важного здания в почти трехнедельной сумасшедшей череде городских боев.

Кто он, владелец счастливого бронежилета? Как оказался броник на складе? Сегодня узнать это вряд ли удастся, да и чего зря гадать. Разве мало нам живого свидетельства, разве мы не верим своим глазам? Для наглядности рядом лежит бронепластина с другого броника. Пробитая пулей насквозь. И это тоже факт. Хотя погрязшему во мраке метафизики уму прагматика-материалиста, наверное, это покажется неубедительным.

«Пуля могла быть на излете, потеряв свою убойную силу», — слышу комментарий из рядов таких вот скептиков. Конечно, могла. Хотя шансов на жизнь у этой версии не больше чем у теории создания мира волей нелепой случайности, вследствие гигантского взрыва Вселенной. Пусть один из тысячи, из миллиона, но пока он есть, этот шанс, можно чувствовать себя спокойно, а значит, жить, как жил раньше, не выходя за рамки своего привычного мирка, баюкая себя непоколебимой аксиомой пещерного материализма, гласящего, что «бытие определяет сознание». Что же, как известно, невольник не богомольник.

Между тем чудесных фактов спасения не только отдельных людей, но и целых народов история знает великое множество, но почему же не знает о них большинство? Ответ может быть только один: потому что не хотят знать.

Разве сейчас закрыт доступ к самой разнообразной информации? Разве за чтение наполненных такими фактами книг Священного Писания подвергают гонениям? Разве за право анализировать и сопоставлять исторические свидетельства и неопровержимые факты сажают в тюрьму? Нет, нет и нет. Люди предпочитают таращиться в телеэкраны, читать «облегченную» прессу, все свои думы посвящать хлебу насущному. Но факты, как говорится, вещь упрямая.

Например, известнейший исторический факт спасения Руси от полчищ непобедимого Тамерлана, произошедший 8 сентября 1395 года. Кто остановил тогда под Ельцом многочисленные как морской песок войска Великого Хромца, не знавшего доселе ни единого поражения? Нет, не малочисленное княжеское войско Василия Дмитриевича, сына Димитрия Донского, не народное ополчение и не русские морозы и распутица. Ясно сказано, как в русской, так и татарской летописях, о явившейся в видении Тамерлану Женщине в багряных одеждах, повелевшей ему немедленно убираться восвояси, что он и поспешил сделать.

Эта Женщина и поныне именуется Богородицей, а событие это ежегодно и торжественно отмечается Русской Православной Церковью как день празднования Владимирской иконы Божией Матери, перед которой тогда весьма усердно молились русские люди во главе с великим князем и митрополитом. Эта древнейшая икона сохранилась для потомков в оригинале и находится в храме при Третьяковской галерее. Настоятель этого храма, выступая пару лет назад по радио «Радонеж», сетовал: «Почему же даже в этот день не идут поклониться иконе москвичи?»

Ждут своего часа, глубокого всестороннего исследования и широкого опубликования события, связанные с важнейшими периодами современной отечественной истории: Крымской, русско-японской, Первой мировой, Великой Отечественной войнами, обеими чеченскими кампаниями, имеющими в своей основе духовную подоплеку. Об этом могли бы рассказать Касперовская, Порт-Артурская, Песчанская, Августовская, Казанская, Свято-Крестовская иконы Божией Матери.

Не оставляют нас своими молитвами и святые. До сегодняшнего дня происходят вразумляющие нас чудеса и знамения, которым несть числа. Часто они касаются нашего воинства.

…Дело было в период первой чеченской кампании. Группе наших военнослужащих, отдыхавших в брошенном чеченском доме, словно из-под земли, не замеченная часовым, явилась какая-то пожилая женщина в белом платочке. «Срочно выбегайте наружу, сейчас дом взорвется!» — строго сказала она. Едва солдаты успели выскочить во двор, как прогремел сильный взрыв. Долго потом бойцы искали под развалинами спасшую им жизнь старушку, но она как в воду канула. Нашел ее один из них, лишь когда благополучно вернулся домой. Нашел в храме, признав ту «старушку» в изображенной на иконе блаженной Ксении Петербургской, известной попечительнице и заступнице многих русских людей.

…В ночь перед выполнением задачи по участию в освобождении города Грозного, в январе 2000 года, командир одной из штурмовых групп 15-го полка гвардейской Таманской дивизии майор Антон М. усердно молился Богу об успешном выполнении поставленной ему боевой задачи. Задремав, он увидел своего духовного отца, известного московского священника Федора Соколова, который о чем-то спорил с дивным седобородым старцем. В четыре утра начался штурм, во время которого в группе майора ни один боец не был даже ранен, несмотря на яростное сопротивление боевиков. Все его солдаты были верующими, у каждого помимо креста на груди лоб был повязан пояском со словами 90-го псалма «Живый в помощи…».

Когда в одного из его солдат боевик в упор выпустил очередь из автомата, то пули, лишь задев голову, ушли в сторону, оставив на лбу солдата шишки. Вскоре из письма матери офицер узнал, что его духовный отец в ту самую ночь трагически погиб, отдав жизнь за своих духовных чад, русских солдат.

А седобородый старец был удивительно похож на святителя Николая Чудотворца.

…В Троице-Сергиевой Лавре хранится бронированная дверь с судового храма одного из кораблей императорского флота, крейсера «Димитрий Донской», получившего повреждение и затонувшего в одном из морских сражений с японцами. На двери — икона святого великомученика и воина Димитрия Солунского. Эта дверь всплыла (!) на поверхность моря после того, как корабль скрылся в волнах. Ее доставили на берег через несколько дней китайские рыбаки. Как эта стальная дверь, весом больше двух пудов, могла сама отделиться от корабля и всплыть?

«Почему же эти чудеса не происходят повсеместно? — может последовать деловой вопрос скептика. — Глядишь, так бы и уверовали все». Но чудо ведь потому и называется чудом, что происходит вопреки известным нам законам и не поддается изучению. И остается оно чудом, пока способно потрясти и удивить, не став обычным явлением. Никого ведь не удивишь сейчас телевизором, компьютером. А лет этак пятьдесят назад как бы их назвали?

Необходима для принятия чуда еще и вера. «По вере вашей да будет вам», — говорит Господь! В одной евангельской притче умерший и попавший в ад богач просит небожителя, праотца Авраама, послать к его живущим на земле пятерым братьям пребывающего с Авраамом в небесных обителях знакомого нищего Лазаря, чтобы он убедил их переменить свою грешную и распутную жизнь. «У них есть пророки; пусть их слушают, — отвечает ему праведник. — А если бы кто и из мертвых воскрес, не поверят»7(Лк. 16, 19–31). Страшный приговор человеку, потерявшему один из главных даров Божиих — способность верить.

Другое, главное условие принятия чуда — покорность воле Божьей. «На все воля Божия» — так раньше и говорили православные русские люди, отдавая себя со смирением именно в Его руки, так, как доверяет себя отцу маленький ребенок.

…Когда группа спецназовцев, уходящая от преследовавших их по пятам душманов, окончательно выбилась из сил и командир решил принять бой, шансов остаться в живых у них практически не было никаких. Кончались патроны, не было связи, чтобы вызвать «вертушки», и медикаментов, чтобы оказать помощь раненым. Измотанные бойцы, заняв круговую оборону, готовясь принять последний бой, стали прощаться и просить друг у друга прощения. Просить искренне, нелицемерно, от всей души. Была полная покорность Богу и вера в Него.

И произошло чудо! Душманы, знавшие эти горы как свои пять пальцев, прошли всего в нескольких метрах от наших воинов, не заметив их.

Этот случай описан писателем Виктором Николаевым, бывшим военным летчиком, майором запаса, ветераном-афганцем, в его книге «Живый в помощи». Сама его жизнь свидетельствует о чуде.

Во время сложнейшей операции по трепанации черепа лишь несколько мгновений, которые подарил ему Господь, спасли ему жизнь: назревший гнойник размером с куриное яйцо сам лопнул через секунду после того, как был удален хирургом. Все это время перед дверьми операционной непрестанно и смиренно молилась его супруга, беспрестанно читая 90-й псалом и моля Бога: «Исцели, Господи, раба Божия Виктора…»

Нет, далеко не случайно хранится в окружном музее этот экспонат. Кто-то пройдет мимо, лишь равнодушно скользнув взглядом, а кто-то и замрет, пораженный увиденным. На все воля Божия. Все зависит от чистоты сердца каждого. «Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят», — говорил Христос в Нагорной проповеди, обращаясь к народу.

Узреть Бога в этом чудесном факте кому-то кажется так просто. А для кого-то этот путь труден, почти невозможен! Но если попросить от всего сердца, от всей души, подобно отцу тяжко болящего ребенка, обратившегося ко Христу: «Верую, Господи, помоги моему неверию!» — неужели Он не услышит!

При посещении музея в ноябре 1997 года Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II прямо указал на явленное Богом знамение в укрепление веры в нашем воинстве, напомнив слова великого русского полководца Александра Васильевича Суворова: «Молись Богу, от Него победа!»

Подполковник Роман Илющенко. www.pobeda.ru/poverit-v-chudo.html

Через минное поле

В 1988 году отец Владимир Емеличев (тогда еще мирянин) нес послушание инженера-энергетика в Толгском монастыре. Однажды приехала в обитель слепая паломница из Москвы. Она так поразила Владимира своей сильной и светлой верой, что он, не удержавшись, спросил, как она пришла к вере. И записал ее замечательный рассказ.

«В Великую Отечественную войну я была на фронте разведчицей. Боевая была и смелая.

Однажды послали нас на задание. Перешли мы линию фронта, углубились в тыл противника и, успешно выполнив задачу, возвращались к своим. Но недалеко от линии фронта нас окружили фашисты. Завязался бой. Патронов и гранат у нас было мало — долго не продержишься.

Командир группы отдал приказ рассредоточиться и пробиваться поодиночке. Но как пробиться, если сзади фашисты, а впереди, перед линией фронта, большое минное поле? Где в нем проходы, мы не знали, а идти наугад — это верная смерть. Я тогда была неверующая, хотя и крещеная. Время шло, фашисты уже прижали нас к минному полю, и мы понимали, что это конец. Вдруг откуда-то появился старичок в полушубке, с автоматом — седой такой, с бородой. Рукой нам машет и кричит: «Эй, кто за мной — Господу помолимся!»

А я уже прощалась с жизнью и, подумав о своем неверии, вдруг в отчаянии взмолилась: «Хоть бы призыв этого старика меня вразумил!» Но откуда он взялся? Ведь это же явно не наш брат разведчик — мы-то все в грязи, ободранные (по болотистому лесу пробирались), а он, старичок, такой чистенький, в полушубке новом.

И вот он развернулся и молча пошел через минное поле — а я за ним! Вокруг пули свистят, а мы идем, невидимые, — так и прошли через все минное поле. А когда добрались до своих — мой проводник вдруг исчез. С той поры не давал мне покоя вопрос: что же это за таинственный спаситель был? И вот уже после войны зашла я как-то в церковь и увидела икону святителя Николая Чудотворца. И обомлела: узнала того, кто меня через минное поле провел. Вот так я и уверовала. Да и как могло быть иначе, если сам святитель к вере меня привел!..»

Православный Санкт-Петербург, www.pravpiter.ru/pver/n021/ta014.htm

Невероятно, но факт!

Случай — это псевдоним Бога, когда Он не хочет подписываться Своим собственным именем.

Однажды зимой дядя со своим племянником Володей поехали в лес за сеном. И пришлось им заночевать в лесной избушке. Натопили ее, поужинали и легли спать. Дядя сразу уснул, а племяннику не спится. Вдруг Володе послышалось, как скрипит снег, будто кто-то подходит к избушке. Потом раздался тихий стук в окошко.

Володя разбудил дядю и сказал ему об этом. «Спи давай, показалось тебе», — ответил тот и сразу уснул. Через некоторое время стук в окошко повторился, но уже громче.

Володя опять стал будить дядю. Тот и на этот раз не поверил, выругал племянника, мол, спать не даешь, а завтра рано вставать. Только дядя захрапел, настойчивый стук в окно повторился, стучали очень громко. Племянник растолкал дядю и чуть не со слезами на глазах стал объяснять ему, что действительно кто-то есть там, за окном.

Дяде, видимо, передалась тревога племянника. Он сказал: «Ладно, вставай, одевайся, пойдем вместе, посмотрим!» Они вышли. Сильно мела пурга, ничего не было видно. Вдруг раздался треск, и на избушку рухнула старая толстая ель. Стены избушки рассыпались, сама она оказалась буквально вдавленной в землю. Вот так спаслись от верной гибели дядя с племянником.

Анекдот. 😄

Приходит как-то атеист к священнику, и говорит:

— Батюшка, а вот ты в Бога веришь… а как же ты уверен, что Он есть? Доказательства есть?

Священник призадумался. И говорит:

— Ну вот, например, наш звонарь. Несчастный человек. Грешник, пьет и не может остановиться. Но Богу люб. Зимой с колокольни упал. Божья благодать его в сугроб направила. Он жив остался. Это ли не чудо?

— Ну, это случайность…

— Так мало того, он весной с колокольни опять упал. И опять Божия благодать его в озеро бросила. Снова жив остался!

— Ну… это совпадение.

Тут вбегает жена священника и кричит: «Батюшка, наш звонарь опять с колокольни упал! На землю упал!»

Батюшка и атеист в один голос «Что? Помер?» Жена отвечает: «Да нет же! Чудо. Жив он!» Священник торжествует:

— Ну, разве это не чудо Божие… не доказательство, что Бог есть?

Атеист:

— Не-ет… это уже закономерность.

😅

Говорят, что чудес не бывает

В беседе с простыми людьми, особенно с пожилыми, можно услышать много интересного и назидательного.

Вот рассказ ветерана Второй мировой войны (передаю его по памяти). «Нас взяли в плен. В один из дней нас привезли на лесную поляну и построили в одну шеренгу. Я догадался, зачем мы здесь. Вдоль шеренги ходили немцы с собаками и говорили что-то по-немецки. Нас будут расстреливать, все кончено. Вся жизнь пролетела перед моими глазами, не было уже надежды на спасение. И тут пришла мысль помолиться Богу, ведь человек я верующий.

Закрыв глаза, я стал молиться. Рядом со мной проносились крики немецких солдат, и я еще сильнее стал молиться. И вот я с закрытыми глазами, с молитвой на устах сделал шаг. Ничего не произошло. Я с закрытыми глазами, читая молитвы, продолжал передвигаться шаг за шагом вперед. Никто меня не окрикнул. Голоса немцев остались позади, а я все шел и шел.

И вот, дойдя до лесной посадки, я прыгнул в кусты. Мой побег не был замечен. Господь таким вот чудным образом спас меня от немецкого плена и неминуемой смерти».

Таких случаев множество, о них свидетельствуют бывшие военные. Одни объясняют такую помощь свыше тем, что за них молилась мать. Другие имели благословленные матерью крестики и иконочки, которые они бережно хранили и прятали от чужих взоров.

Есть и случаи наказания Богом богохульников.

Это было в советское время, когда царствовали безбожники. Эту историю поведала одна пожилая женщина. «Жил в нашем селе председатель, атеист и безбожник. Как-то произошел страшный случай: он бросил икону, которая была у него под рукой, и перед всеми людьми начал плясать на ней. Прошло время, и он заболел страшной болезнью. Тело покрылось многочисленными язвами, и этот несчастный председатель просто заживо начал гнить. От сильного и невыносимого зловония к нему никто не подходил. Так он и умер в муках».

Так Господь наказывает богохульников.

А вот история из моей жизни.

Была уже поздняя осень. Мы ехали по трассе домой, в Алатырь. На улице темнело. С нами была беременная женщина. И вот, проехав полпути, машина встала. Двигатель никак не заводился. Мы попытались остановить проезжавшую мимо машину, но безуспешно. Ночью водители боятся останавливаться на трассе.

Стало сильно холодать, и мы начали волноваться за беременную женщину, как она проведет ночь. Что делать? На кого надеяться? Только на Бога и на святого чудотворца Николая, помощника путешествующих.

И мы начали молиться: «Господи, не ради нас, но ради этой беременной женщины помоги. Святой чудотворец Николай Угодник, не оставь нас без твоей помощи». Трасса опустела. Темнота. Машин больше не было. И вот вдруг показался свет от фар едущей в нашу сторону машины. Мы взмолились и начали останавливать автомобиль.

Это была грузовая машина техпомощи, которая искала на трассе сломанный автобус. Мы попросили водителя о помощи, и он не отказал нам. Водитель нас предупредил, что довезет только до того места, где будет стоять сломанный рейсовый автобус, за которым он приехал из Чебоксар. Мы, конечно, согласились. Едем, едем, а автобуса все нет. Так и доехали до самого города Алатыря. Поблагодарив водителя, который даже отказался от наших денег, я спросил его: «Как тебя зовут?» Он ответил: «Николай». Тут мы поняли, кому должны быть благодарны за эту чудесную помощь — это милостивому помощнику в бедах и напастях святителю Николаю.

Священник Вячеслав Семенов. Дорога к Богу. Алатырь, 2005

Случай в тюрьме

Один политзаключенный, сидевший при Сталине, рассказал о том, как ему помог Господь по его молитве и защитил его от расправы над ним уголовников.

Администрация тюрьмы натравила на него уголовников, чтобы те с ним расправились. Рассказчик сидел в одиночной камере, когда услышал агрессивные выкрики и мат в свой адрес и быстро приближавшийся топот ног.

Перед этим надзиратель заходил в его камеру и дверь закрыл всего на один оборот ключа вместо обычных двух. Раздались страшные удары в дверь.

Спасения не было. Человек был верующий и понимал, что в такой ситуации остается только одна надежда на помощь Бога. Он упал на колени в углу камеры и начал усиленно молиться, просить Бога о помощи и был готов ко всему, даже к смерти. Дверь затрещала и распахнулась. В камеру влетели с воплями и проклятиями уголовники. Но человек не оглядывался, он продолжал молиться и одновременно ждал скорой расправы над собой.

Но расправы — не было. Оглянувшись, он увидел ничем необъяснимую картину. Уголовники валились с проклятиями на пол, нанося друг другу раны металлическими прутьями и деревянными кольями, которые были у них в руках. Они словно ударялись о какую-то невидимую стену, оградившую молящегося. Отталкивая друг друга, уголовники в ужасе бросились из камеры обратно…

Воистину вверяясь воле Божией, мы не погибнем и не пропадем нигде и никогда. История человечества имеет тому тысячи примеров. Вверяющийся воле Божией бережно храним в этой жизни и находится под самой надежной защитой, надежней которой нет ничего не только на Земле, но и во всей Вселенной, — Покровом Всевышнего. Этот Божий Покров хранит человека и его близких от непосильных бед, скорбей и напастей.

А вот у вверивших свою судьбу диаволу и тех, кто в жизни надеется только на себя и на свои силы, такого Покрова и такой защиты нет. Поэтому их везучесть и мнимое процветание обычно заканчивается полным крахом. Господь таких людей не хранит, а диавол благотворительностью не занимается из принципа, потому что никогда и никого не жалеет. Поэтому все такие люди обречены. Конец их печален!

Эту чудесную и правдивую историю поведал один батюшка из нашей епархии, протоиерей Серафим Беридзе. Это рассказ о том, как он пришел к Богу и стал священником.

Когда отец Серафим был молод, он был мусульманином. Причем очень ярым и убежденным, это досталось ему от родителей. Все родственники тоже были мусульманами, ходили в мечеть и жили по Корану.

Однажды будущий священник проходил мимо храма Святителя Николая Чудотворца и думал о своем, как вдруг к нему подошли двое высоких, крепких молодых человека. Ничего не объясняя, они взяли его под локти и завели в церковь. Остановились с ним посреди храма и… исчезли куда-то. Он длительное время стоял, пораженный происшедшим, и не мог понять, что все это значит.

Женщина, работавшая в церковной лавке, долго смотрела на растерянного и озиравшегося по сторонам парня, наконец решилась подойти к нему и спросила, может ли она помочь. Растерявшийся окончательно будущий отец Серафим сказал, что его сюда насильно завели двое юношей и оставили здесь.

Каково же было его удивление, когда женщина сказала, что она видела, как он сам зашел и никого с ним не было! Они разговорились, и женщина решила рассказать гостю о православии и показать храмовые иконы.

Женщина показывала молодому человеку иконы и объясняла, кто из святых был изображен на них. Когда они подошли к иконе Архистратига Михаила, парень вдруг вскрикнул и, указывая на икону, сказал, что именно этот юноша был одним из тех двух, которые ввели его в храм!

С тех пор молодой человек уверовал в Бога, стал ходить в Церковь, и вскоре у него родилось желание стать священнослужителем. Родня так и не простила отца Серафима за то, что он перешел в православие.

Батюшка Серафим уже пожилой человек, но до сих пор служит в церкви. Его сын тоже стал прекрасным и мудрым священником, достойным сыном своего отца.

Вот таким чудесным образом Бог послал Архангела Михаила, чтобы призвать Своего будущего служителя.

Роман Кияшко. www.carentauto.ru/view_post.php?id=266

«И Господь дал мне то, что я просил…»

 

Священное Писание свидетельствует, что Господь хочет, чтобы все люди спаслись и достигли познания истины8(1 Тим. 2, 4). Промысл Божий обращает каждого грешника по-разному, сообразно личным свойствам человека и обстоятельствам, в которые он поставлен. Трудно показать все возможные пути, которыми благодать Божия ведет человека к спасению.

Вот что говорит одно из писем заключенного.

«Срок за сроком, тюрьмы, зоны, пересылки, этапы, суды, следствия, и т. д. и т. п. О Боге не хватало времени думать. Только в очень сложных ситуациях ощущал потребность к кому-то обратиться за помощью, когда силы человеческие не могли что-то изменить. Много было таких случаев, смысл которых я понял уже позже. Много раз Господь мне жизнь сохранял, оставлял для покаяния.

Когда я был на одной зоне в Архангельской области на повале леса, случилось со мной вот что. Как обычно, с утра в мороз мне нужно было завести свой старенький бульдозер С-100. Прогрел лампой поддон, пролил двигатель горячей водой, залил радиатор, забрался на гусеницу, чтобы завести пусковой двигатель. А ручка заводная устроена таким образом, что дергать ее надо на себя. Ну вот, приспособился я, думаю: «Только бы завести».

Дергаю раз-другой, ручка срывается, и я спиной на землю падаю, а это метра полтора высоты. Меня словно прострелило — до меня дошло, что сзади из земли торчат острые, вмерзшие штыри. Все внутри похолодело. Упал. Смотрю — лежу меж двух штырей, как будто меня кто-то специально так аккуратно положил. Даже не зацепился, хотя в фуфайке этого трудно было избежать. Чудом остался жив. Кто сотворил это чудо, я тогда и не подумал.

Потом другой случай.

Пилили мы «баланы» (бревна), четырехметровку на развалке. Станочек старенький, еще до революции служил. Нас трое на станке работало. Я наклонился, чтобы подкатить «балан» поближе, чувствую — меня что-то по спине погладило. Мягко так. И, смотрю, пролет цеха выбивает недопиленный «балан». Тут я понял, кто меня погладил: хватило бы даже миллиметра — и все.

Вот еще один случай. Выводили нас на лесообработочную биржу в ночную смену, подвели к воротам. До биржи нас водили под автоматами с собаками. Идти было недалеко — метров триста. Подвели к воротам, нарядчик открывает первые ворота и становится с личными карточками осужденных, чтобы вызывать пофамильно.

Вдруг вижу: на вышке автоматчик снимает автомат с плеча, передергивает затвор, и дальше я ничего не мог понять, что происходит — в меня ни разу в жизни не стреляли. Даже в армии до сознания не доходило: как это в меня стреляют! Все произошло очень быстро.

Смотрю: впереди меня один упал, второй, песок брызнул из-под ног от пуль — тут до меня дошло, Я теперь знаю, что такое «в один миг жизнь, прошедшая перед глазами», — это трудно описать. Но тогда я как-то в один миг все-все и вся ощутил: и прожитое, и предстоящее за прожитое. Это дивно.

Но, увы, я этому открытию не был рад, я увидел себя черным от грехов. Этого понятия, «грех», я еще не знал, но ощутил его опытно в первый раз. Я себя чувствовал как «осужденник» в зале суда — как осужденный на что-то очень страшное и невозвратное. И все это я прочувствовал в какие-то доли секунды, пока горела вспышка на конце ствола автомата. Это был еще один урок в моей жизни, кем-то мне любезно предоставленный в назидание.

Жалко, что не могу описать всех своих дорог и встреч с Промыслом Божиим, но хотя бы некоторые очень хочется описать. Вот что еще произошло со мной в одной из тюремных следственных камер.

В камере нас было человек сорок пять на шестнадцать спальных мест. Лето, духота, пот, вши, клопы. Сон в три смены и плюс страшные головные боли, которые в то время очень меня мучили. Сидел я под «раскруткой» (нового дела), будучи осужденным.

За спиной было немало, и впереди светило не меньше. Состояние было ужасное, душа томилась, не находя выхода и смысла в жизни. Образовался какой-то тупик. Проснусь с утра, лежу, думаю: «Ну что ты, пес паршивый, опять глаза продрал, что ты хочешь увидать в этой жизни? Для чего ты живешь? Чтоб извечно мучиться в этих тюрьмах, нюхать эту парашу? Посмотри, что сзади в твоей жизни и что впереди ждет — лучшее? Зачем ты вообще родился на свет — чтобы терпеть?» В общем, потерял смысл существования. Начал всерьез подумывать о расчете с жизнью. Плохо мне было очень — даже сейчас, после такого промежутка времени, неприятно вспоминать об этом. Начал придумывать, как бы это получше осуществить, — я был на пределе своих сил.

И вот как-то у своего сокамерника увидел книжечку «Яко с нами Бог». Думаю: «Дай хоть от нечего делать полистаю». Попросил — он дал. Сижу, читаю, задумался о прочитанном, встретил там молитовку: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй меня, грешного».

Заучил на память и начал ее почти постоянно повторять. На следствие еду в «воронке», на суд ли — все повторяю. Конечно, сердцем-то я просил совсем не то, что мне требовалось: избежать наказания, уменьшить срок или вообще выйти на свободу, все в этом плане. Сижу как-то под вечер, читаю эту молитовку про себя — других-то я просто не знал.

И Господь, видя мое крайнее состояние и обращение к Нему (a молился-то я точно из глубины сердца, вопиял, хотя не о том, но искренне), послал мне сознание. Чувствую, что вроде все то же самое — и люди, и камера, но кажется, что смотрю я на это вроде как со стороны. Тихо на сердце стало, безмятежно — как под колпачком каким-то, защищенно. И стало мне как-то все ясно: и смысл жизни, и что не так я живу, и что я страшный грешник.

Я этого никогда не забуду. Я почувствовал Бога — Живого и Великого, Милосердного, Любящего меня, такового вот паразита, какой я есть.

Конечно, много всего было, трудно описать, но в тот вечер я хоть что-то понял. Накануне моего этапа на зону, после суда (мне дали еще шесть лет и шесть месяцев к моим недосиженным шести) мне приснился очень интересный сон. Снам я никогда не верил и сейчас не верю. Но тут было что-то другое, и смысл его мне стал понятен намного позже.

Иду я будто от тюрьмы в сторону Минеево по тротуару к деревянной церквушке Успения Пресвятой Богородицы (это я позднее узнал, что ее так называют), поднимаю голову вверх, к небу, смотрю — в высоте парит, распростерши руки, монах большой-большой и начинает медленно опускаться. И я смотрю и иду, дохожу до церкви, и в это время опустился монах и пропал.

Дивно то, что в то время я был еще даже не крещен, но сон в памяти остался навсегда.

Много всего было после того случая в тюрьме, на зоне я стал много читать, писать в монастыри — просил книг. Интересно, что первыми моими книгами оказались пять томов Добротолюбия и Новый Завет. Я читал эти святые книги запоем, я жил ими, они согревали мое сердце, дотоле не знавшее ничего подобного. А главное, я удивляюсь тому, что книги эти я сейчас читаю с трудом, а в то время для меня это был второй хлеб.

На меня очень подействовала жизнь наших святых отцов, я полюбил монашество, этот дух Христов, который насквозь пронизывает все монашеское делание.

Еще будучи некрещеным, я просил Бога: «Господи, я хочу быть монахом! Что может быть прекраснее жизни монашеской?» Я ходил по локальному участку и просил Господа, разговаривал с Ним, радовался Ему. У меня было три сильных желания: креститься, стать монахом и попасть в церковь на службу (так как в церкви я еще не был, а для меня в зоне это было несбыточной мечтой). Но я просил, просил, просил.

И Господь дал мне то, что я просил. Вначале я принял крещение. В то время в зоны начинали приезжать священники. В один радостный счастливый день приехал в зону отец Алексей из Кинешмы и крестил сразу человек двадцать — кто готовился. Крестил прямо на сцене в клубе учреждения. А я еще готовился и к Причастию, и отец Алексей меня и причастил после крещения.

Наклонился ко мне батюшка и сказал на ухо: «На тебе, — говорит, — сейчас двойная благодать». Я ушел как пьяный, таким я еще никогда не был. Пришел в отряд, сижу на кровати и не пойму: то ли я на небе, то ли на земле. Заглянул один знакомый, говорит: «Андрей, ты что, в баню ходил?» Я говорю: «Да нет, вот крестился». Оказывается, и на лице у меня отразилась эта чистота. Позже я узнал, что это действительно «баня пакибытия».

Прошло время, с год, я регулярно молился, постился и просил Бога о том, чтобы у меня был духовный отец. И Господь дал мне духовного отца, который и поныне ведет меня по жизни. Это великая милость Божия! Чудны дела Твои Господи! Нет слаще имени на земле, как Иисус Христос! Как пришел к вере — это понятно, а оказалось, дальше идет труд, труд над собой.

Мне мой духовный отец сказал при первой встрече: «Ты долго калечил свою душу, но надо попробовать». Я не придал большого значения этим словам, так как на то время чувствовал себя хорошо — Господь придерживал, — я этого не понимал.

Я, как неопытный пловец, чувствующий в себе силы, но не имеющий ни опыта, не зная всех правил плавания по морю, ринулся, надеясь, увы, только на себя. И жестоко был наказан за свое самоволие. Я рвался на свободу, то есть освободиться. Думал: «Ну вот там уж я выйду — дело пойдет». А сам того не понимал: чего это меня вдруг тянет на свободу? Если бы у меня был опыт, я бы понял, что тут западня для меня, смертная.

Сердце, сердце мое, изуродованное распутной жизнью, любило свое богатство — просто-напросто меня тянуло в мир. Но я этого не понимал и чуть не погиб. Только молитвами моего духовного отца Господь вытащил меня из этой трясины адовой.

Я сделал много подлости — отплатил злом за добро людям, поверившим в меня. В какие только грехи я не впал! Я пишу это все не для того, чтобы поразить чем-то людей, — наболело внутри, истомилось. Я никогда не думал, что я так сросся греху, стал чем-то целым с ним. И теперь, после своего страшного падения, когда я опять в зоне — те люди, христиане, братья и сестры, а в первую очередь мой духовный отец — не оттолкнули меня, но протянули мне руку и помощь. Я теперь знаю силу и цену всепрощения, никогда не поймешь этого, если не испытаешь на себе.

Грустно, что не доходит это сразу. Мой духовный отец говорит: «Тебе не полезно пока выходить на свободу. Трудись над собой, терпи». Сейчас, слава Тебе, Господи, я даже не хочу выходить. Место нахождения нашей плоти роли не играет. А если когда тянет в мир, значит, страсть ко греху начинает оживать, значит, надо бить тревогу.

Письмо заключенного Андрея. Учр. ОК—3/5. Промысл Божий и значение веры в Бога в местах лишения свободы. Сергиев Посад, 2004

Удивительные случаи спасения от самоубийства

 

«Однажды подошел к священнику незнакомый мужчина. «Я, — говорит, — давно вас жду. Вы мне жизнь спасли». Священник твердо объявил: «Я вас впервые вижу». И в ответ услышал печальную историю со счастливым концом.

Незнакомец рассказал о себе. Не так давно было ему очень тяжко, очень. Сначала с работы уволили. Устроиться на другую работу он никак не мог. Затем жена от него ушла. Затосковал человек. Настолько невмоготу ему жить стало, что решил он не дожидаться смерти. Сделал из прочной веревки петлю, поставил табуретку под люстру, закрепил веревку на крюке, принялся продевать шею в петлю…

А вешался он как раз напротив окна. Так получилось, конструктивная особенность комнаты, — крюк под люстру пришелся напротив окна. Выходило это окно на улицу, на ту самую дорогу, по которой в тот самый момент шел отец Игорь. Фигура в рясе и отвлекла внимание самоубийцы.

«Отвлекла» — не совсем подходящее слово. Увидел человек: священник идет… как жизнь идет, увидел. Через священника он увидел, что жизнь продолжается, она не пресеклась, не закончена. Исчезло чувство безысходного тупика, стало ему значительно легче на душе. Он стащил петлю с шеи и передумал счеты с жизнью сводить. А через неделю уже с удивлением вспоминал про свои планы о самоубийстве: «Почему я так решил? Это ведь ужасно».

А священник шел в тот роковой день своей дорогой мимо темнеющих окон и ни о чем не знал. А в это время произошла его встреча с отчаявшимся человеком. Встреча вселила в самоубийцу надежду и силы продолжить свой жизненный путь, хотя это и тяжело».

(Диакон Павел Сержантов. www.pravoslavie.ru/57402.html)

Еще случай.

Однажды священник, перед тем как идти домой, позвонил своей жене. Но она не взяла трубку. Приехав домой, он спросил у жены, почему она не взяла трубку. На что она ответила, что никакого звонка не было.

Этот случай был бы забыт, если бы в понедельник в церковь не позвонил один мужчина.

Он утверждал, что с этого номера телефона ему звонили поздно вечером в субботу. Священник, вспомнив о случившемся, извинился за то, что побеспокоил этого человека, объяснив, что звонил домой, но, видимо, набрал неверный номер.

Тогда звонивший сказал: «Именно в субботу вечером я собрался покончить счеты с жизнью. И перед тем как это сделать, я обратился к Богу, сказав, что если Он есть, если Он слышит меня и если Он не хочет, чтобы я это сделал, то пусть подаст мне знак. И как раз в этот момент у меня зазвонил телефон. Я подошел к аппарату и увидел на дисплее надпись: «Господь Всемогущий…» (А дело было в одной европейской стране.) Я смотрел на звонящий телефон и не смел поднять трубку…»

Церковь, в которой служил священник, называлась «Обитель Господа Всемогущего».

Второе рождение

Лучшее — враг хорошего.

— Зачем тебе ехать за творожками и бананами на ночь глядя? — вопрошал муж.

— Ну как же, у детей бананов нема… — не послушалась я мужа…

В общем, я поехала. «Дочка» Ашана у нас находится в одной остановке езды на электричке. На обратном пути пришла электричка «новомодного» образца — с расстоянием от платформы до тамбура в полметра по высоте и глубине.

Как истая женщина, я не ограничилась покупкой бананов и творожков. И вот, нагруженная тремя сумками, я карабкаюсь в тамбур, поскальзываюсь на обледенелом порожке и… стремительно сползаю вниз, на рельсы…

Сзади плотно за спиной — платформа давит… Машинист уже сообщает о закрытии дверей, и я, судорожно делая попытки выбраться, начинаю понимать, что сейчас я окажусь под электричкой… Вдруг слышу сзади ободряющие и ласковые слова: давай, не бойся, подтягивайся! И меня (уж я и не помню, помогала ли я себе в этот момент) выталкивают в тамбур чьи-то руки…

Поднявшись на ноги и отдышавшись, я увидела маленького, сгорбленного, убеленного сединами старика лет семидесяти, похожего на монаха или старца… Он-то меня и втолкнул в тамбур…

Он потом, как бы извиняясь и удивляясь себе самому, говорил: «Ведь не хотел ехать на электричке, в последнюю минуту решился, хотел автобусом, а ты не входи так бесстрашно в электричку, входи со страхом»…

Как я дошла до дома, помню смутно. Дома меня прорвало на рыдания и мысли о том, что дети прожили бы день без бананов и творожков, а семья могла бы осиротеть в одночасье, что так же погибла одна моя знакомая год назад, и что старичок стал моим Ангелом-хранителем… Я даже имя его не спросила, в таком я шоке была…

Сегодня, в праздник Сретения, я поставила в храме две свечки за здравие — моего вчерашнего спасителя и себя, подумав: неисповедимы пути Господни, неисповедимы…[4]

Одной из ошибок в стремлении познать Промысл Божий является то, что некоторые люди желают видеть его только в чудесах.

Святитель Иннокентий, архиепископ Херсонский и Таврический (в миру Иван Алексеевич Борисов): «Каким еще желают видеть действие Промысла в своей жизни? Обыкновенно более или менее чудесным; все естественное, простое, всеобщее, предварительно исключают из круга сих действий. Как будто бы область Провидения небесного состояла из одних чудес и чрезвычайностей!.. И что за нужда выяснить, каким образом оказана нам помощь: послан ли с неба Ангел или это благотворительный человек? Довольно того, что мы спасены.

…Нет, желая видеть в своей жизни следы сего попечения, мы должны предварительно освободить себя от пристрастия к чудесному, иначе и о нас может быть сказано: «род лукав… знамения ищет, и знамение не дастся ему»9(Мф. 12, 39). Подобно оным Израильским старцам10(Исх. 24, 10), будем довольны, если нам дано будет увидеть в приключениях нашей жизни хотя малые следы Бога, нам благодеющего; а беседовать с Ним лицом к лицу предоставим Моисеям и Давидам. Господь и так сотворил для всех нас много чудес: извлек нас из ничтожества, искупил Кровью Сына Своего, освятил Духом Святым; и за сии чудеса мы еще ничем не заплатили.

Одного только чуда, коего мы должны ожидать в жизни от Господа и коего Он ожидает, возможно, от нас, — это исправления нашего сердца, обновления нашей жизни, духовного воскресения. Вот сего чуда, если не найдет кто в своей жизни, то горе ему, горе!»

Итак, очень часто Господь действует не явными чудесами, а через людей.

Святитель Николай Сербский: «Зачастую мы неожиданно, в добрый час, встречаем человека, который разгоняет тучи, собравшиеся в нашей душе, невольно разрешив какую-то нашу личную проблему. Нередко случается услышать от другого человека слово, пришедшееся по душе, или сказать кому-то ободряющее слово.

Или вдруг нам приходит письмо от кого-то, причем именно тогда, когда оно необходимо. Или, запутавшись в жизненных обстоятельствах, мы отчаянно пытаемся рассуждать своим малым разумом, стараясь выпутаться из безвыходного положения, как вдруг происходит нечто, что в корне меняет ситуацию.

Следовательно, и неожиданная встреча, и слово, и письмо, и случай — все это знаки, данные нам либо в наказание, либо как напоминание, вразумление, ободрение, либо как призыв к покаянию»11(Символы и сигналы. Глава 11.)

Подобные вещи христиане должны замечать и благодарить Бога за помощь, которую Он оказал через людей.

Медведь и ребенок

Мысль о Божестве была одною из первых мыслей Леона. Нежная родительница наилучшим образом старалась утвердить ее в душе Леона. Срывая для него весенний луговой цветок или садовый летний плод, она всегда говорила: «Бог дает нам цветы, Бог дает нам плоды!» — «Бог! — повторил однажды любопытный младенец. — Кто он, маменька?» — «Небесный Отец всех людей, Который их питает и делает им всякое добро; Который дал мне тебя, а тебе меня». — «Тебя, милая? Какой же он добрый! Я стану всегда любить Его!» — «Люби и молись Ему всякий день». — «Как же Ему молиться?» — «Говори: Боже! Будь к нам милостив!» — «Стану, стану, милая!..» Леон с того времени всегда молился Богу.

Ах! Он молился ему со слезами в болезнь родительницы своей! Но судьбы Вышнего неисповедимы. — Такова была религия нашего героя до сего лета и до случая, который теперь описать желаю.

В один жаркий день он, по своему обыкновению, читал книгу под сению древнего дуба; старик-дядька сидел на траве в десяти шагах от него. Вдруг нашла туча, и солнце закрылось черными парами. Дядька звал домой Леона.

«Погоди», — отвечал он, не спуская глаз с книги. Блеснула молния, загремел гром, пошел дождик. Старик непременно хотел идти домой. Леон завернул книгу в платок, встал и посмотрел на бурное небо.

Гроза усиливалась: он любовался блеском молнии и шел тихо, без всякого страха. Вдруг из густого лесу выбежал медведь и прямо бросился на Леона.

Дядька не мог даже и закричать от ужаса. Двадцать шагов отделяют нашего маленького друга от неизбежной смерти: он задумался и не видит опасности; еще секунда, две — и несчастный будет жертвою яростного зверя. Грянул страшный гром… какого Леон никогда не слыхивал; казалось, что небо над ним обрушилось и что молния обвилась вокруг головы его.

Он закрыл глаза, упал на колени и только мог сказать: «Господи!», через полминуты взглянул — и видит перед собою убитого громом медведя. Дядька насилу мог образумиться и сказать ему, каким чудесным образом Бог спас его. Леон стоял все еще на коленях, дрожал от страха и действия электрической силы; наконец устремил глаза на небо и, несмотря на черные, густые тучи, он видел, чувствовал там присутствие Бога — Спасителя. Слезы его лились градом; он молился во глубине души своей, с пламенною ревностию, необыкновенною во младенце; и молитва его была… благодарность!

Карамзин Н.М. Провидение. Избранные сочинения в двух томах. Т.1. М.; Л.: Художественная литература, 1964

Приходской случай. Рассказ священника Константина Пархоменко

Эта загадочная история, свидетелями которой стало больше десятка людей, произошла осенью прошедшего года. Прихожу в храм. Девять утра, то время, когда зажигаются первые лампады и свечи, храм готовится принять людей. Перекрестившись, прикладываюсь к иконе. Поворачиваюсь и вижу, как из глубины храма ко мне идет женщина.

Съежившаяся, с искаженным лицом. Сразу видно, у нее какое-то горе или боль. Ее опережает сторож: «Батюшка, женщина ждет вас с восьми утра. А пришла еще раньше, сидела у закрытых дверей храма».

Женщина подходит ко мне, начинает плакать. Но слез у нее уже нет, выплакала все. Она как-то цепляется за меня, потому что стоять ей трудно.

— Что случилось?..

Я беру ее за плечи, заглядываю в глаза.

И вот какую поистине страшную историю она мне рассказывает. Вчера вечером пришли с прогулки с трехлетним сыном, Ванечкой. Она разула в прихожей сына и сама разувалась. А Ванечка — на кухню. А там у подоконника — стул, так что залезть на подоконник легко. На окне — москитная сетка. Малыш залез и облокотился на сетку. И вместе с ней… вывалился в окно. Пятый этаж, внизу асфальт. Она ничего и не поняла, только услышала крик и стук. Такой стук, который не дай Бог кому-то из нас услышать… И все, больше ни звука. Шагнула на кухню и задохнулась: пустое окно и нет ребенка.

Ванечка еще дышал, но был без сознания. Конечно, «скорая», реанимация… Врачи никаких шансов не дают. «Если верующая, — говорят, — молитесь». И она ночью — в храм. Он закрыт. Стояла и плакала под дверью, а как открыли, бросилась искать отца Константина.

«Если верующая!..» Конечно, верующая! Два с половиной года назад этого малыша крестили у нас в соборе. Крестил я. И перед крещением взял слово с родителей и крестных, что будут ребенка приносить и приводить в храм и причащать.

«Батюшка, мы же так и не выбрались за это время!.. — плачет мама, цепляясь за меня. — То одно, то другое. Все откладывали. И вот, самое-то ужасное, что вы, батюшка, приснились мне за несколько дней до этого. Раньше не снились. Я не думала про вас, чтоб вы снились. А тут приснились. В облачении. Стоите и смотрите так строго. И я во сне думаю: зачем батюшка так смотрит? А потом понимаю, что это оттого, что Ванечку не причащаем. И тут же решаю: все, утром пойдем в храм».

Проснулись, в храм не пошли. Решили пойти завтра, но… как это обычно бывает, проспали. А потом выветрился сон, мало ли что, в самом деле, приснится, не ломать же привычный уклад жизни. «Как-нибудь сходим…» Так и не сходили.

— Миленький батюшка, помогите… Не знаю как, помогите!..

Мне было отчаянно жалко ребенка, родителей, но ведь я не знал планов Бога…

— Мы можем молиться, чтобы Господь спас малыша, если на то будет Его воля, — говорил я маме. — Мы не можем требовать: обязательно исцели, вылечи…

— Да, да, давайте, умоляю, давайте молиться!

— В таком случае отпустите меня на службу, — сказал я мягко, потому что женщина так вцепилась в мою куртку — я как вошел в храм, так и был в уличной одежде, — что оторвать ее руки было невозможно.

— Да, да, конечно…

Она отпустила меня, как было очевидно, с неохотой. Так тяжело в одиночку переносить это, так хочется ухватиться за кого-то и держаться…

Я подвел женщину к огромной иконе Пресвятой Богородицы «Всецарица» — в богато украшенном окладе, с десятком разноцветных лампад, возле придела святого мученика Иоанна Воина.

— Стойте здесь и молитесь.

— Я не умею…

— Как умеете. Просите своими словами Богородицу помочь вашему малышу. Я скоро выйду на исповедь. Подойдите ко мне и исповедуйтесь. Попросите у Бога прощения за все свои грехи. Когда начнется служба, отойдите от иконы и встаньте вот здесь. Слушайте службу, все, что диакон говорит, что поется, и молитесь. Потом причащайтесь.

— Надо как-то к этому готовиться, я не знаю, как…

— В этот раз я благословляю причаститься так. Господь хочет вас, как дочь Свою, поддержать и напитать силой, поддержкой. Будьте благодарны за это.

Я прошел в алтарь и сообщил грустную новость присутствующим.

Диакон стал вписывать в свой синодик «тяжко болящего младенца Иоанна». «Отдельную ектенью произнесу», — пробасил он.

Чтецы и пономари также отнеслись с самым неподдельным участием…

Мы приступили к службе. Конечно, помянули малыша на проскомидии — я вынул, с особой молитвой о болящем, частицу из просфоры. Положил ее на дискос возле Агнца. Потом — исповедь и Божественная литургия. Мне хотелось, чтобы не только клир, но и народ Божий — члены Церкви молились о Ванечке, поэтому с просьбой помолиться я обратился к прихожанам.

Мама младенца Иоанна всю службу стояла как свечечка, было видно, что искренне молится. Потом она подошла к Причастию, а после службы вдруг, смотрю, исчезла. Однако, когда я заканчивал проповедь, опять появилась в храме. Подошла. Ее лицо было светлым. «Батюшка, простите, я выходила из храма, потому что позвонили из больницы. Сказали, что Ванечка пришел в себя. Сделали повторные снимки и сказали, что все не так страшно, как врачам казалось ночью. Жить будет…»

Потом мы еще молились о младенце Иоанне, и эта женщина каждый день приходила в храм: я так посоветовал. Через, кажется, неделю или чуть больше она принесла к Причастию сына, которого выписали из больницы. Никаких разрывов внутренних органов, никаких переломов, только два ребрышка треснули. Сейчас ходят в храм. Стараются каждую неделю.

Ванечка оказался симпатичным и смышленым светловолосым мальчиком, причащаться очень любит. А наши пономари, зная о его истории, наливают ему двойную порцию запивки.

Вот такой приходской случай. Один из многих.

Этим рассказом я не хотел говорить о чуде. Было оно в случае столь легкого исцеления Вани или нет, я не знаю. Может быть, он просто удачно упал. Мне во всей этой истории интересно и важно другое: почему я приснился этой женщине за несколько дней до трагедии и смотрел строго?..

Понятно, что это не имеет отношения к моим духовным достоинствам. Образ явившегося во сне священника, естественно, не должен был быть случайным; это должен был быть образ священника, наставлявшего в вере и крестившего сына. Вопрос в другом: почему Господь (или Ангел-хранитель; впрочем, Ангел без поручения Божия не действует) считал важным послать священника во сне перед этой бедой?

Может быть, Господь хотел показать, по какому адресу нужно обращаться в случае беды? А обращаться нужно было в Церковь, что женщина поняла и поэтому ночью прибежала к храму.

А может быть, это указание, что если бы малыша причащали, то благодать Божия его уберегла от неожиданной травмы?..

Ведь Причастие и церковная жизнь действительно нас оберегают от бед, неприятностей, бесовских подножек и ловушек!

Из личного блога о. Константина (Пархоменко) azbyka.ru

Не случайное везение, а Божий Промысл

Хочу рассказать историю из моей юности, которая прошла в 1980-х годах. О вере в Бога в то время не принято было говорить. Не было храмов, трудно было встретить верующего человека. Отец мой был ярый атеист. Мама хоть и верила в Бога, но как-то нерешительно и только благодаря своей матери, моей бабушке, которая была христианкой «подпольной». Когда нельзя было ходить в храм, бабушка ходила на квартиру, где собирались ее единомышленники, читали молитвы, украдкой красили яйца на Пасху. А когда открыли церковь, то стала ходить на службу.

Но в нашей семье вера в Бога была под запретом от отца, который занимал высокопоставленную должность и был членом партии. А я, по своему неверию, стеснялась бабушки, особенно когда она часто украдкой крестилась и шептала: «Господи, Иисусе Христе, спаси и помилуй».

http://newod.com.ua/ru/2022/08/05/почему-в-храмах-мало-молодежи/Особенно ее огорчало, когда я вступала с ней в спор, доказывая, что Бога нет, так учили нас в школе. И я считала, что этим выполняю свой пионерский долг.

По окончании школы я поступила в кооперативный техникум. Была ярой комсомолкой и активисткой. И даже на последнем курсе из тем для рефератов я выбрала тему «Бога нет». Вели меня тогда по жизни самоуверенность и эгоизм. Страха не было. Казалось, что беспечная жизнь ничем не грозит.

Постоянно искала новых впечатлений и приключений. После окончания техникума и двухлетней работы в училище мастером жизнь показалась мне скучной и неинтересной. Не могла понять того, что в жизни без Бога всегда недостает самого главного — ее истинного смысла, которого без Него найти невозможно.

И вот решило мое активное сердце податься по комсомольской путевке, чем дальше, тем лучше. В областном райкоме комсомола предложили Дальний Восток, город Комсомольск-на-Амуре. Дальше было некуда. И я с радостью согласилась.

По приезде на место оказалось, что комсомольцы, конечно, и возводили этот город, но сейчас здесь много заключенных и «химиков». Кто такие «химики», я толком не знала, но, по объяснению наших инструкторов, — это заключенные, которые могут свободно передвигаться по городу. По этой самой причине нам строго-настрого было запрещено выходить по одному и гулять в темное время суток.

Но что можно было ожидать от безбожной и беспечной молодежи? На нас запрещения не действовали. Мы искали новых впечатлений. Быстро знакомились друг с другом. Часто проводили время в компании с малознакомыми людьми. Вот и я не отказалась от приглашения на день рождения к одной из девчонок, с которыми мы вместе работали. Девчонки эти жили в общежитии на другом конце города.

На день рождения я поехала после работы. Быстро нашла общежитие и оказалась в большой малознакомой компании. Спиртного на столе было много, и компания быстро пьянела. Когда ко мне стали приставать незнакомые молодые люди, я поняла, что нужно срочно бежать.

Я выскочила на улицу и увидела, что она совершенно пустынна. Часы показывали два часа ночи. Транспорта никакого не было видно. Город я знала плохо, и как идти до дома, не знала.

Вот только тогда я по-настоящему испугалась и вспомнила о Боге. Стала мысленно повторять: «Господи, помоги!» Сюда я приехала на трамвае и немного помнила трамвайные остановки. Увидев трамвайные пути, я решила идти пешком по трамвайным рельсам и направилась к ним через дорогу.

Вдруг мое внимание привлекла фигура мужчины, неожиданно появившегося со двора. Мельком наблюдая за ним, я прибавила шаг. Мужчина, немного постояв, быстро, почти бегом направился ко мне. Поняв, что убежать мне не удастся, я, неожиданно для себя, резко развернулась и сказала: «Слава Богу! Хоть один мужчина на улице. Я очень боюсь, не могли бы вы меня проводить хоть немного?»

Мужчина остановился. Я попыталась разглядеть его. Но в полутьме видела только серую куртку, похожую на ватник, и серую шапку, надвинутую прямо на глаза так, что лица не было видно. Он мотнул головой, и мы пошли. Я шла впереди, а он на четыре шага сзади. Я попыталась разговорить его, но он молчал, не отвечая ни на один мой вопрос. Так и шли молча. Я впереди, он на четыре шага позади меня.

Шли около двух часов. И вот, когда стали подходить ко двору, где стояло наше общежитие, я вспомнила все предостережения наших инструкторов. Как я зайду с ним в подъезд? А если он специально идет за мной, чтобы зайти со мной вместе? Эти и еще худшие мысли мешались у меня в голове. «А вот и мой подъезд», — сказала я, остановившись и неопределенно махнув рукой в сторону дома. Мужчина остановился, резко развернулся и пошел в обратную сторону.

Немного постояв, я посмотрела ему в спину и стремглав бросилась к своему подъезду. Буквально взлетела на наш восьмой этаж и, только прижавшись спиной к закрытой двери, уже в комнате, я смогла отдышаться.

В то время я еще не до конца понимала, какой опасности я подвергалась, оставшись одна на улице этого города, и приписала это событие очередному приключению и везению. Только сейчас, по истечении времени, могу понять, Чьей рукой я была ведома по темным улицам города, кто был тот неизвестный мужчина, который не произнес ни единого слова. По внешнему виду он и был тем самым уголовником, «химиком». И неизвестно, с какой целью он подбежал ко мне. Но для меня он Божией милостью оказался Ангелом-хранителем, которого я даже не поблагодарила за добро.

Я уверена, что такие чудесные истории случались в жизни каждого человека. Надо только внимательнее рассмотреть их и увидеть не случайное везение, а Божий Промысл о нас, грешных. Может быть, мы тогда с большей верою будем прибегать к Его помощи, и обращаться к Нему с благодарностью: «Слава Богу за все!»

М.Б. Островская, www.emazhelinsk.cerkov.ru/2013/03/13/ne-sluchajnoe-vezenie-a-bozhij-promysel

Глава 4. «Слава Богу за всё!»

 Чудо о крестах и подъемном кране

1 мая 2013 года. Великая Среда. В этот день, когда Святая Церковь вспоминает предательство Иудой Спасителя, в Николо-Сольбинском монастыре совершилось долгожданное событие — на великолепный в своем изяществе и гармоничной красоте храм Святителя Спиридона водружали купола. Когда уже краснокирпичная церковь увенчалась зелеными с золотом куполами, оказалось, что кран недостаточно высок для того, чтобы поднять кресты.

Нужна была вышка, которой не было в этой компании, и ее надо было заказывать в другом месте. Вышку согласились привезти только завтра. Начальник предприятия категорически отказался оставлять кран в монастыре на следующий день, ему нужно было функционировать в другом месте, работа в котором сулила гораздо большую прибыль…

Что делать?! Этого события ждали так давно с таким нетерпением. Столько было затрачено сил и средств, а тут … Кран есть — вышки нет, вышка приедет — кран уедет. Что хочешь, то и делай. 😝 Сестры и девочки из приюта выбрали молитву.

По благословению матушки начали читать акафист святителю Николаю, взывая к нему и прося о помощи. Увидев, какие надежды возлагаются на Бога и Его угодника, крановщик, далекий от веры, заявил: «Хоть молитесь, хоть не молитесь — толку мало, все равно кран уедет». Не смущаясь этими словами, все усердно продолжали молитву и, о чудо! — не успели дочитать до середины, как позвонил начальник фирмы, доставившей кран, и сообщил, что кран оставляют до утра в монастыре, но с условием, что… кран освятят! Конечно, это выполнили.

И утром Великого Четверга на лучезарном небе при ослепительном сиянии весеннего солнца на купола храма были торжественно водружены кресты. Слава милостивому Господу, творящему чудеса и умягчающему сердца людей.

Как видно из рассказа, монастырю можно помогать по-разному, для этого нужно только доброе произволение человека. Начальник фирмы согласился оставить подъемный кран до утра, дождаться вышки.

Господь его руками помог не только продвинуться в строительстве, но и образумить крановщика, не верившего в Промысл Всевышнего. Молитва сестер и девочек была услышана, и теперь благолепные купола с крестами храма Святителя Спиридона радуют нас, напоминая о дивном чуде, свидетельствующем о великой и неисчерпаемой милости Творца к нам грешным.

Николо-Сольбинский монастырь. www.solba.ru/media/literaturnaja-stranichka/chudo-o-krestakh-i-podemnom-krane

Помощь святителя Спиридона Тримифунтского

Валентине Ивановне около пятидесяти лет. Она прихожанка Новодевичьего монастыря в Санкт-Петербурге, как доброжелательного человека и неутомимую труженицу ее там знает каждый. И вот, узнав, что у меня проблемы с жильем, Валентина Ивановна с радостью сказала мне: «Молитесь святителю Спиридону Тримифунтскому! Он — настоящий чудотворец. Несколько лет назад он помог нашей семье в одном безнадежном деле, а дело было так.

Как Вы знаете, мой брат болен и мне приходится помогать ему по хозяйству, ухаживать. Мы посоветовались и решили подыскать ему квартирку поближе к нашему дому, поскольку приходилось ездить довольно далеко.

И начались наши мучения. Поскольку люди мы не очень практичные, нас дважды пытались обмануть риэлторы, мы потратили много сил и денег, то квартиры были дорогие, то не так уж и близко, измучились, выбились из сил, пробовали искать сами, брат требовал внимания, и я разрывалась между своим домом, им и поиском квартиры. Так прошло несколько лет, жилье стало дорожать стремительно, и у меня опустились руки. Когда я совсем выбилась из сил, одна добрая прихожанка, узнав мою историю, сказала:

— Валя, молитесь святителю Спиридону Тримифунтскому!

— Кому? — Я впервые услышала это имя. Но как за последнюю надежду ухватилась за этот совет, нашла житие святого. Стала читать ему акафист, молилась каждый день.

И представьте себе, ровно через месяц выхожу я вечером во двор — нужно было вынести мусор — и встречаю соседку по площадке, сильно расстроенную каким-то неприятным известием. Увидев меня, она обрадовалась и стала расспрашивать:

— Валя, я помню, вы недавно обменом занимались, не подскажешь ли хорошего специалиста? Мне вчера сын письмо прислал — нужно срочно продавать квартиру и ехать к ним на юг. Я бы недорого взяла, мне бы только найти надежного покупателя, чтобы не обманул и деньги отдал сразу…

Стоит ли описывать обоюдную радость двух женщин, которым так несказанно «повезло»».

Вот так, дорогие мои, по молитвам святителя Спиридона и сегодня случаются чудеса!

Елена, Санкт-Петербург. По материалам сайта Николо-Сольбинского женского монастыря

Проси возможности

Я просила Бога забрать мою гордыню, и Бог ответил мне — нет. Он сказал, что гордыню не забирают — от нее отрекаются. Я просила Бога исцелить мою прикованную к постели дочку. Бог сказал мне — нет. Душа ее в надежности, а тело все равно умрет. Я просила Бога даровать мне терпение, и Бог сказал — нет. Он сказал, что терпение появляется в результате испытаний — его не дают, а заслуживают. Я просила Бога подарить мне счастье, и Бог сказал — нет. Он сказал, что дает благословение, а буду ли я счастлива или нет — зависит от меня. Я просила Бога уберечь меня от боли, и Бог сказал — нет. Он сказал, что страдания отворачивают человека от мирских забот и приводят к Нему. Я просила Бога, чтобы дух мой рос, и Бог сказал — нет. Он сказал, что дух должен вырасти сам. Я просила Бога научить меня любить всех людей так, как Он любит меня. «Наконец, — сказал Господь, — ты поняла, что нужно просить». Я просила сил — и Бог послал мне испытания, чтобы закалить меня. Я просила мудрости — и Бог послал мне проблемы, над которыми нужно ломать голову. Я просила мужества — и Бог послал мне опасности. Я просила любви — и Бог послал несчастных, которые нуждаются в моей помощи. Я просила благ — и Бог дал мне возможности. Я не получила ничего из того, что хотела, — я получила все, что мне было НУЖНО! Бог услышал мои молитвы.

Неисповедимы пути Господни

Один монах дружил с простым неученым крестьянином. Однажды крестьянин сказал монаху:

— Я тоже почитаю Бога, сотворившего этот мир. Каждый вечер я наливаю в миску козьего молока и ставлю его под деревом. Ночью Бог приходит и выпивает мое молоко.

Услышав эти слова, монах не мог не рассмеяться. Он объяснил крестьянину, что Бог не нуждается в молоке. Однако крестьянин настаивал на своем. Тогда монах предложил крестьянину проследить, что происходит после того, как миска с молоком остается под деревом. Сказано — сделано. Крестьянин и монах затаились недалеко от дерева и увидели в лунном свете, как к миске подкралась лисичка и выпила все молоко. Крестьянин как громом был сражен увиденным.

— Да, — признал он, — теперь я вижу, что это был не Бог!

Монах пытался утешить крестьянина, объясняя ему, что Бог — это Дух и люди познают Бога особым образом… Но крестьянин был безутешен. Заплакав, он понуро пошел в свою лачугу. Монах же отправился в свою келью.

Но тут он увидел Ангела, преградившего ему путь. Монах в страхе упал на колени, а Ангел ему сказал:

— У этого простого человека не было ни мудрости, ни книжности, чтобы почитать Бога иным способом, чем он это делал. А ты своей мудростью и книжностью отнял у него эту возможность. Одного ты не ведаешь, о мудрец:

Бог, взирая на искреннее сердце этого крестьянина, каждую ночь посылал к дереву лисичку, чтобы утешить и принять его жертву.

Слезы. Рассказ священника

Очень тяжело у нас шло строительство каменного храма.

Причин, по которым стройка не двигалась, было много, но основная — это, конечно же, нехватка денег.

Однажды Николай, мой первый помощник по строительству и алтарник, молодой мужик, молчаливый и богобоязненный, сказал, что его родной брат Анатолий, наш градоначальник, хочет встретиться со мной и поговорить.

Я, зная его благочестивую матушку, а также труды и усердие самого Николая, наивно подумал, что его родной брат сможет помочь в строительном деле и хочет, видимо, дать нам для этого денег.

Итак, благодушно настроенный, я прибыл в назначенное мне время в казенный дом, на фронтоне которого развевался государственный флаг.

В приемной секретаря не оказалось, и через широко раскрытую дверь я вошел в огромный кабинет начальника. Пройдя кабинет, размером со школьный спортзал, я подошел к комнате отдыха.

На столике у окна стояло несколько початых бутылок водки и пива, на тарелках лежали крупно накромсанные ломти сала, колбасы и хлеба. Сам хозяин кабинета, Анатолий, мужчина средних лет, более чем крупной комплекции, с бритой налысо головой и свекольного цвета лицом, пил водку со своим помощником по финансовой части по фамилии Фуцман.

Я поздоровался, попросил разрешения войти и сел рядом с ними на предложенный мне стул. Однако разговор пошел совсем не так, как мне представлялось.

— Вот ты, поп, пришел ко мне просить денег, — начал говорить Анатолий, — а я денег тебе не дам. Я считаю, что все вы, попы, — жулики, мракобесы, толкаете людей в средневековье, голову дурите, мешаете людям жить и жизни радоваться.

Ну ладно, мать моя, старая дурра, молится с утра до вечера, ладаном всю квартиру свою провоняла, не продохнуть. Но ведь и Колька, брательник мой, по ее стопам пошел: кроме Бога, ни о чем говорить не хочет. Ему надо, пока молодой, с бабами гулять, водку пить, пока здоровье позволяет. А он что?..

Я тут место ему подыскал хлебное — ничего делать не надо, только коммерсантов контролировать и гонять, чтобы те не наглели и деньги мне вовремя платили, — так Колька отказался: не хочу, говорит, людей мучить, грязные деньги в руки брать. О как! Работать подо мной не хочет, а на постройку церкви, значит, денег дай.

Слушай внимательно, попик, что я тебе скажу: перестань ты людям морочить голову со своим Богом. А не то, — он сжал свою ладонь в кулак, размером с небольшой арбуз, — я тебя так жиману, плевка мокрого не останется. Понял?

Ведь ты и сам-то небось в Бога не веришь. Только делаешь вид. Рясу носишь — ишь, Иисус Христос выискался. А на самом деле ты актер-неудачник из погорелого театра. Тебе все это нужно, чтобы людей обирать, наживаться, вымогать последние копейки у старух. Что, я вас не знаю, что ли? Все вы пьяницы и бездельники, работать не хотите, дурью маетесь.

Вы, попы, нарост на теле трудового народа. Вас надо срывать лопатой, а на этом месте создавать что-нибудь полезное для людей: дискотеку, ресторан или чего другое. А если ничего не подвернется, то пусть уж лучше пустырь будет растоптанный, лишь бы вас не видеть и не слышать вашу брехню.

Короче, если я узнаю, что Колька у тебя там опять крутится, — пришлю к тебе своих пацанов, они тебе руки-ноги арматурой переломают, инвалидом сделают, если не поймешь по-хорошему. А теперь, поп, давай, садись ближе к столу, выпьем с тобой по стакану, да и закончим наш разговор.

Анатолий схватил бутылку водки и опрокинул ее в стакан так, что горлышко звякнуло об донце, ловко налил до краев.

— Бери, пей…

— Благодарствую за угощение, но я не употребляю.

Как я вышел из кабинета и добрался домой, не помню. Казалось, что еще немного, и я сойду с ума или умру. Предметы расплывались перед глазами, и я не понимал, что со мной происходит. Мне было невыносимо обидно и горько, что меня, Божьего иерея, так обесчестили, унизили, оплевали, надругались над моей верой. Я упал перед иконой Спасителя на колени и стал молиться. «Меня гнали, и вас будут гнать», — вспомнил я слова Христа и, кажется, понял их смысл.

Я стал молиться словами Иисуса: «Прости им, Господи, ибо не ведают, что творят», пытаясь преодолеть возникшее к Анатолию чувство отвращения и жгучей ненависти.

Умом я понимал, что нужно поступить по-христиански — простить Анатолия, пожалеть его, в духовной темноте сущего. Но жажда мести, как лесной пожар, охватила меня, и я ничего не мог с собой поделать. Уста мои шептали слова молитвы: «Спаси, Господи, и помилуй ненавидящих и обидящих меня, и творящих мне пакости, и не остави их погибнуть меня ради грешного», а в сердце бушевали огнем совсем другие мысли и желания.

Я забыл в тот час: «Мне отмщение и Аз воздам».

«Господи, — взывало мое нутро, — почему Ты не заступился за меня, своего иерея? Зачем Ты позволил ему так поругаться надо мной и верой христианской? Почему Ты не оторвал ему голову и не выбросил вместе с поганым языком? Почему не рассадил ему чрево, не обратил его в камень или жабу?»

Незаметно для себя я начал в своем безумии роптать на самого Господа и на Его Божью волю, чуть ли не обвиняя Его, Владыку Вселенной, в пособничестве Анатолию!!!

Я захотел плакать, понимая, что слезы облегчат меня и приблизят ко Господу, но слез не было, как я ни тужился их вызвать, и с того момента душа моя закаменела. Прошло несколько однообразно-томительных дней. Я старался не вспоминать посещения Анатолия, но молился о его здравии, хотя ретивое и неуемное мое сердце ждало и алкало ужасных известий о нем, ибо я был уверен — безнаказанными такие дела у Господа не остаются.

Примерно через две недели после описываемого события рано утром ко мне пришел растерянный Николай и сообщил, что Анатолия хватил удар — кровоизлияние в мозг, инсульт. Его парализовало — обе ноги и левая часть тела отнялись у него, и язык тоже отнялся. Наши врачи не знают, как его лечить, и администрация собирается отправить Анатолия на лечение в Германию.

Я не испытал тогда злорадства или мрачного удовлетворения от этого известия — в моем сердце была мертвая пустота. Да и сам я был как неживой.

Минуло с полгода. Отдаленно я слышал, что Анатолия в Германии подлечили. У него более-менее восстановилась речь, и сейчас он находится в нашей областной больнице. Николай несколько раз просил меня навестить в больнице Анатолия, поддержать его. Легко сказать — поддержать. А меня только от одного его имени с души воротит…

В канун Прощеного воскресенья Николай пришел и сказал, что Анатолий просил меня зайти к нему в больницу поговорить. Дескать, хочет прощенья попросить, и креститься ему надо. Однако, по разным причинам, у меня не получилось посетить больного.

Наконец Анатолий вышел на работу. Говорят, стал ездить по своему кабинету в инвалидной электроколяске, приобретенной в Германии, стоимостью как новые «Жигули».

И вот случилось, что на Светлой седмице я приходил причащать одну болящую старушку. Ее дом был рядом с городской администрацией. Николай, который был со мной в тот день, мягко напомнил, что его брат Анатолий сегодня на работе и ожидает меня к себе.

«Что же, — подумал я, — видно, такова Божья воля. Нужно идти».

В священнических ризах, не переоблачаясь, я вошел в казенный дом.

У постового милиционера при виде священника с крестом от удивления отвисла челюсть, и он сделал слабое движение рукой к фуражке, словно хотел мне, как начальнику, отдать честь.

Я беспрепятственно прошел в уже известный мне кабинет городского главы.

За длинным столом горячо совещался актив. При появлении священника крик и гам прекратились. Все повернулись и воззрели на меня.

Я прямиком подошел к Анатолию, поздоровался с ним и спросил:

— Чего сидишь? Вставай, похристосуемся! Я не узнал бы Анатолия, если бы встретил его на улице, — так он исхудал и подурнел. По виду — глубокий старик… Только по председательскому креслу во главе стола заседаний я и опознал его.

— Как, батюшка! Вы разве не знаете? Меня парализовало, я даже встать самостоятельно не могу…

— Ничего, я тебе помогу. — Я взял его под мышки, потянул вверх, поднял до своего уровня, перехватился поудобней, трижды поцеловал его в щеки: «Христос Воскресе!»

— Воистину Воскресе! — слабым шепотом прошелестело мне в ответ. — Батюшка, простите меня, я обидел тогда вас.

Я ощутил, что железобетонная плотина моего существа — моей гордыни, эта крепость и твердыня, рушится под напором слез: «Господи, Иисусе Христе! Боже наш, прости нас!»

Я держал его в своих объятиях и с непонятным мне дерзновением и упорством стал сжимать его со всей своей силой, прижимая к себе, без конца лишь взывая: «Господи, спаси!!! Пресвятая Богородица, помоги…» Подступили и закипели на глазах слезы. Не в силах больше сдерживаться, не вполне владея собой, я начал плакать, не ослабляя силы объятий. Слезы катились градом.

Анатолий тоже начал плакать от накрывшей нас обоих благодати явного присутствия Небесной Силы.

Вдруг я ощутил, что у него в груди под давлением моих рук что-то громко хрустнуло. Я от неожиданности разжал руки, и Анатолий, потеряв поддержку, хотел было опуститься в кресло. Стараясь не упасть, он сделал шаг назад, замахал руками, как неопытный канатоходец. Устоял. Замер, затем сделал еще один шаг назад. Удивился. Сделал еще шаг назад. И еще. Сделал еще один шаг, пятясь вокруг стола задом наперед.

Тут люди повскакивали, загалдели, обступили Анатолия плотным кольцом, и я, не привлекая к себе внимания, вышел на вольный воздух.

На Духов день, когда я в грязной строительной робе бегал вокруг котлована, к нам во двор по непролазной грязи въехала черная машина. Из нее вышел Анатолий со своим Фуцманом и, тяжело опираясь на трость, чуть подволакивая левую ногу, двинулся ко мне.

— Батюшка, сколько денег вам нужно для строительства храма?

— Двадцать пять тысяч, — говорю. — Смета у меня давно готова.

Обращаясь к Фуцману, Анатолий сказал:

— Дашь сто тысяч.

— Но у нас… — начал было возражать Фуцман.

— Никаких «но», — жестко оборвал его хозяин.

В четыре раза больше дал, чем я просил. Как библейский Закхей.

И я так думаю, что в тот же день пришло спасение всему его дому. Ибо Иисус Христос для того и пришел, чтобы взыскать и спасти погибшее.

За сим конец, и Богу слава.

Мирослав Гришин. www.rusvera.mrezha.ru/520/12.htm

Рассказ сестры N

Говорят, что надо жить настоящим, а не загадывать на будущее и не волочить за собой шлейф прошлого. Но иногда полезно вспомнить прошедшие дни, чтобы осознать: случайностей не бывает, и обстоятельства, кажущиеся нам досадным недоразумением, помехой на пути к успеху, на самом деле устроены твердой Рукой, надежно и уверенно ведущей нас к цели жизни, цели, о которой мы можем и не подозревать…

— Что встала как принцесса? Давай разминай глину с навозом как следует! — Сердитый мужчина раздраженно выговаривает девочке-подростку, брезгливо стоящей босыми ногами по щиколотку в грязи, которую путем топтания нужно превратить в строительный материал. Это я и мой отчим на даче.

«За что он только свалился на мою голову? — думаю я, плюхая по навозной жиже. — Жили с мамой не тужили, а теперь я, как последняя ослиха, должна пахать на него, в то время как мои сверстники берут от жизни все! Целыми днями одно и то же: живность покормить, коз подоить, огород полить, у свиней убрать…»

— Мам, я сделаю африканские косички, ладно?

— Что ты, нет, конечно!

— Пап, мы с Сашком сходим на речку, можно?

— Что ты, нет, конечно!

— А что же тогда можно?!

— Ну… сейчас можно потрудиться! Иди пропалывай грядки, быстрей.

— Не могу быстрей — спина болит!

— У тебя, как работать, так всегда что-нибудь болит!

— Это у тебя, как у меня что-нибудь болит, так сразу работать!

— Ну ты воспита-а-ла! (Это уже моей маме.) «Почему?! Почему я?! Когда все это кончится?! Когда я вырасту, у меня ни за что не будет своего огорода!!!»

Сейчас я вспоминаю нашу дачу как самую интересную и радостную страницу моего детства. Какой большой урок я вынесла из опыта терпения!

Прошло несколько лет, пока мы с папой научились обходить острые углы друг друга. Где-то промолчишь, где-то улыбнешься, — и смотришь, погода в доме налаживается. А ведь если бы не этот опыт смирения, разве могла бы я помыслить, что смогу остаться в монастыре с таким строптивым характером?

Наверное, каждый из нас может вспомнить эпизоды из своей жизни, казалось бы, негативные, но которые на самом деле нужны были нам самим, чтобы уберечь от неверного шага, дать что-то понять, переосмыслить, в корне изменить ситуацию. Скольких ошибок я избежала, коротая дни на даче, — не счесть!

Осознание того, что я «не как все», согласие с этим фактом, помогло мне стать совсем уже «не как все», надев иноческие одежды.

А-а, так вот для чего все это нужно было!

… Господи, прости меня за то, что я не до конца доверяю Твоему Промыслу, считая, что мне виднее, как следует жить. Не отнимай от меня Своей путеводной десницы и помоги с душевным спокойствием встретить все, что принесет мне наступающий день.

P.S. Недавно засеяла свой замечательный маленький огород. Интересно, что-нибудь вырастет?

Сестра N. Николо-Сольбинский монастырь solba.ru/media/literaturnaja-stranichka/bozhijj-promysel-rasskaz-sestry-n

Осознание Промысла Божия

В жизни много размышляла о жизни вообще и о своей собственной, рассматривала различные ситуации, события, поведение людей, друзей. На кого и в чем можно положиться, какую тактику поведения и общения применить, чтобы не повредить себе и ближним. Все это выглядело как большой театр. Невольно возникал вопрос: «Есть ли во всем этом порядок, закономерность?»

Одно и то же событие люди, газеты, телевидение толкуют по-разному. Где закончилась правда и началась фантазия? Какой меркой можно измерить ложь, обман, вранье? Лгут практически все, вольно или невольно. Одни — для красного словца, другие — чтобы ближнего не расстраивать, следующие — выгоду получить, иные — свои думки, фантазии, мечтания выдают за реальность и сами в это верят; иные — чтобы их пожалели, и так далее бесконечно. Где истина? Есть ли она вообще или все хаос, которому государство пытается определить рамки, нормы, законы, стандарты и тому подобное? Есть ли на земле место, где меня не будут обманывать?

Полвека надо было потратить, чтобы понять, что ничто в судьбе человека просто так не бывает. Что есть Бог и все в Его руках в Его воле. Нет еще уверенности, четкости, нет правильности рассуждений и понятий, но внутренняя интуиция подсказывает, что нужно положиться на волю Божию.

И вот прожито десять лет в монастыре. Издалека видишь, как Господь вел тебя, учил, наставлял в самых простых вещах, как постепенно, по чайной ложке кормил Словом Своим. Какие чудеса происходили со мной, и я их не видела и не понимала. «Ну повезло!» или «Не повезло!», «Ну бывает!!!». Оказалось — просто так не бывает.

Как долго надо было идти к знанию того порядка, который определен Творцом для каждого человека! Порядка, который называется Промыслом Божиим. Рассмотрение которого неизменно приводит к перемене образа мыслей. Промысл Божий, который имеет основой волю Божию и который незыблем, вечен и свят.

Он ведет человека не только и не столько к временному устроению и благополучию, сколько к размышлению и суждению о благосостоянии души. Осознание Промысла Божия в своей судьбе есть первая ступенька, с которой начинается путь к познанию и разумению Заповедей Божиих.

Монахиня Т. Николо-Сольбинский женский монастырь

«Слава Богу за всё!»

Бог даровал человеку возможность исследовать этот мир — мир видимый, материальный. Этим занимается наука. Но есть еще мир невидимый — духовный. Исследованием и открытием этих законов занимается религия.

Человек, наблюдая за теми процессами, которые происходят в духовной жизни, видит, что при всем несовершенстве этого мира проявляются такие особые действия Бога в отношении человека, которые мы называем Промыслом Божьим. Что же это такое?

Воля Божья всегда направлена на добро и изначально определена как то благо, которое совершается для спасения человека. Если мы видим, что воля лукавого, при всей внешней привлекательности, все равно ведет человека к погибели, мы видим последствия искушений, греха и наших прародителей, и наших личных грехов, то Промысл Божий использует совершенно другие категории.

При Промысле Божьем изначально то, что сотворил человек — а он согрешил, отвернулся от воли Божьей, не хочет ее исполнять, — даже это плохое направляется ко благу.

Для нас очень часто представление о том, что такое хорошо и что такое плохо, сводится к вопросу о материальной жизни. Здоровье — это хорошо, говорим мы. Хорошо быть богатым, плохо быть бедным. Хорошо, когда удачно, когда я успел на поезд…

Именно в этих категориях довольно часто размышляет человек. С его точки зрения плохо, когда что-то не получается, не исполняется задуманное, человек в какой-то момент начинает злиться на себя и на Господа. И лишь немногие способны произнести эти слова: «Слава Богу за все!»

Значит, на то есть воля Божья. А если правильно — на то есть Промысл Божий. Именно этим Промыслом человек, который куда-то не успел, оказался огражденным от большей неприятности, нежели не попасть на какой-то вид транспорта. Иногда бедность ограждает человека от более серьезных искушений. Болезнь часто приводит человека к покаянию, его близких — к молитве, приводит множество людей к исполнению заповедей Божиих и останавливает от греха.

Вдруг оказывается, что Промыслом Божьим Господь смиряет нас и тем самым возвеличивает нас — над грехом, над страстями, которые могли бы нами овладеть.

Так что действия Промысла Господнего в нашей жизни — это еще один закон, который надо учитывать, который очень трудно понять человеку, далекому от ведения судеб Божиих.

Мы видим, как святые всегда полагались на Промысл Божий, во всем видели действие Бога по отношению к этому миру.

Будем и мы стремиться к такому духовному миру для того, чтобы в своей жизни могли произнести с верой и благоговением эти простые слова: «Слава Богу за все!»

Протоиерей Георгий Гуляев. megapoisk.com/promysl-bozhij-blago-dlja-cheloveka

Глава 5. Премудрость и благость Божия о мире и человеке

 Случай со старцем, сомневавшимся в Божием Промысле

Чтобы убедить своих посетителей в том, что Бог действительно постоянно заботится о людях и все направляет к лучшему, старец Паисий Святогорец рассказал следующий случай:

«Один подвижник, болея душой по причине множества несправедливостей, которые он видел в жизни, молил Бога открыть ему, почему часто благочестивые люди попадают в беды и терпят разные притеснения, в то время как грешники и безбожники торжествуют и благоденствуют. В течение долгого времени он ежедневно умолял Бога поведать ему тайну путей Его Промысла и объяснить ему загадку кажущегося противоречия между тем, что должно быть, и тем, что происходит. Наконец подвижник услышал голос, говоривший ему:

— Не испытывай того, что превышает твое разумение, и не силься проникнуть в тайны судов Божиих, потому что они — непостижимая бездна. Снисходя к твоей сердечной боли, Бог приоткроет тебе Свой Промысл в одном из жизненных случаев. Ты же внимай тому, что увидишь.

И вот, как бы в видении, старец почувствовал что оказался над землей и таинственная струя воздуха принесла его к лугу, около которого проходила дорога. С другой стороны луга протекал источник и находилось старое дерево. Подвижнику велено было укрыться в дупле этого дерева и наблюдать, что будет происходить.

Вскоре к источнику подъехал на лошади богатый человек. Он остановился попить воды и отдохнуть. Расположившись на траве, он вынул из корзины мешочек, туго набитый золотыми монетами. Пересчитывав их, он положил мешочек обратно в корзину и достал оттуда еды, чтобы подкрепиться. Не заметил он, что, когда брал еду, кошелек упал в траву. Богач поел, прилег вздремнуть, а потом, сев на лошадь, поехал дальше, не заметив, что мешочек с монетами остался в траве.

Вскоре к источнику приблизился другой прохожий. Он увидел мешочек с золотыми монетами, подобрал его и радостный ушел.

После непродолжительного времени показался третий прохожий, худой и плохо одетый, — очевидно, нищий. Он тоже остановился у источника, набрал водички, вынул хлеб из платка и сел подкрепиться. Еще не закончил он свою трапезу, как вдруг прискакал первый посетитель, богач, потерявший свой мешочек. С побагровевшим от гнева лицом он набросился на нищего и стал требовать от него возвращения своих золотых монет. Естественно, что нищий, не зная, в чем дело, стал отказываться и уверять богача, что его монет он никогда не видел. Богач, однако, не поверил нищему и, придя в неистовое состояние, стал жестоко избивать его, пока не убил. Обыскав одежды бедняка, он ничего не нашел и, огорченный, ускакал.

Наблюдая все это из дупла, старец стал сокрушаться и плакать, что напрасно погиб нищий. И снова старец взмолился Богу: «Господи, что означают эти события? Как может Твоя благость терпеть такую неправду: богач по рассеянности потерял свои монеты, случайный человек воспользовался ими, а невинный бедняк заплатил за них своей жизнью?!»

Тогда Ангел Господень сошел с Неба и ответил старцу:

«Не печалься и не думай, что это произошло вопреки воли Божией. Ибо все в жизни случается или по попущению Божию, или для воспитания людей, или по Божиему домостроительству. Итак, слушай:

Тот, кто потерял золотые монеты, — сосед того, кто их нашел. Последний имел сад, стоимостью в сто золотых монет. Богатый же, будучи жадным, заставил его отдать ему сад за половину стоимости. Пострадав от богача, сосед, не зная, кому жаловаться, стал молить Бога заступиться за него. Бог так и устроил: найдя золотые монеты, он получил то, что ему следовало.

Тот же бедняк, который, по-видимому, несправедливо пострадал, в свои юные годы сам совершил убийство. Потом он искренне покаялся в этом грехе и остальную жизнь проводил богоугодно. Тем не менее, мучаясь в душе за свой тяжелый грех, Он молил Бога послать ему такую смерть, которой он искупил бы свой грех убийства невинного человека. Конечно, милостивый Господь простил его, видя его полное исправление. Тем не менее допустил ему умереть насильственным способом, чтобы увенчать его страдальческим венцом, как тот сам просил себе!

Наконец, жадный богач, потерявший золотые монеты, был наказан за свое сребролюбие тем, что Бог попустил ему впасть в тяжелый грех убийства. Потрясенный этим случаем, он пришел в себя и с великой скорбью стал каяться. Потом, раздав свои богатства, он оставил мир и стал монахом в одном из монастырей.

Итак, в каком из этих трех событий ты усматриваешь несправедливость или слепой рок? Поэтому смирись пред Богом и в дальнейшем не испытывай судьбы Его, ибо Он все творит праведно и ведет к лучшему»».

Закончив этот рассказ, старец Паисий привел слова псалма: «Праведен еси, Господи, и правы суды Твои»12(Пс. 118, 137).

Преподобный Паисий Святогорец. orthodox-newspaper.ru/numbers/at54990

Старец Паисий Святогорец о Промысле Божием

Бог печется о нас. Он видит наши нужды, наши желания, и, когда что-то служит нам во благо, Он подает нам это. Если человеку в чем-то необходима помощь, то Христос и Пресвятая Богородица помогают ему. Когда старца Филарета спрашивали: «Чем тебе помочь, Геронда?

В чем ты нуждаешься?» — он отвечал: «То, в чем я нуждаюсь, мне пошлет Матерь Божия». Так и происходило. Когда мы вверяем себя Господу, Он, наш Добрый Бог, следит за нами и печется о нас. Как добрый Управитель, Он дает каждому из нас то, что нужно. Он входит даже в частности наших вещественных нужд. И для того чтобы мы уразумели Его заботу, Его про-мышление, Он дает нам ровно столько, сколько нам нужно.

Не жди, однако, того, чтобы сначала Бог дал тебе что-нибудь, — нет, прежде сам отдай Богу всего себя. Потому что если ты постоянно просишь чего-то у Бога, а сам с доверием не отдаешь себя Ему, то из этого видно, что у тебя есть свой собственный дом и ты чужд вечных небесных обителей. Те люди, которые все отдают Богу и сами всецело отдаются Ему, укрыты великим Божиим куполом и защищены Его Божественным промышлением. Доверие Богу есть нескончаемая таинственная молитва, в необходимый момент бесшумно привлекающая Божественные силы туда, где в них есть нужда. И тогда Его любочестные дети нескончаемо, со многим благодарением славословят Его.

Когда батюшка Тихон поселился в каливе Честного Креста, в ней не было храма, в котором он нуждался. Даже денег на постройку у него не было — ничего, кроме великой веры в Бога. Как-то раз, помолившись, он отправился в Кариес с верою в то, что Бог поможет ему с деньгами, необходимыми для строительства церкви.

На пути в Кариес его издали окликнул настоятель Ильинского скита. Когда батюшка Тихон приблизился к нему, тот сказал: «Один добрый христианин из Америки прислал эти доллары, чтобы я дал их какому-нибудь подвижнику, у которого нет храма. У тебя как раз храма-то и нет, возьми же эти деньги и построй».

Отец Тихон прослезился от умиления и благодарности Богу-Сердцеведцу, позаботившемуся о храме еще до того, как отец Тихон Его об этом просил, — так что когда он помолился об этом, деньги были уже готовы.

Если человек доверяется Богу, то Бог не оставляет его. И действительно: если завтра в десять часов тебе что-то понадобится, то (если эта потребность не превышает пределы разумного и вещь действительно необходима) без пятнадцати десять или в полдесятого Бог будет иметь ее готовой для того, чтобы дать тебе.

Например, завтра в девять тебе нужна кружка. Без пяти девять она уже будет у тебя. Тебе требуются пятьсот драхм в час, когда они нужны, — появляются ровно пятьсот драхм, причем не пятьсот десять и не четыреста девяносто. Я заметил, что если мне, к примеру, нужно что-то завтра, то Бог позаботился об этом уже сегодня.

То есть еще до того, как мне подумать об этом, подумал об этом Бог, Он позаботился о необходимом заранее и дает его в тот час, когда это нужно. Я понял это, видя, сколько времени требуется для того, чтобы какая-то вещь пришла ко мне откуда-то ровно в тот самый час, когда она мне нужна. Следовательно, Бог заботится об этом заранее.

Когда мы от любочестия радуем Бога своей жизнью, то Он подает независтные благословения Своим любочестным детям в тот час, когда они им нужны. Потом вся жизнь проходит в благословениях Божественного Промысла. Я могу часами приводить вам примеры чудесного Божия Промысла.

Когда я был на войне, участвовал в боевых операциях, у меня было Евангелие, и я его кому-то отдал. Потом я говорил:

«Ах, если бы у меня было Евангелие, то как бы оно мне помогало!» На Рождество в нашу часть, находившуюся тогда в горах, прислали двести посылок из Месолонги (город в Центральной Греции). Из двухсот посылок Евангелие было только в той, что досталась мне! Это было Евангелие старого издания, с картой Палестины. В посылке была и записка: «Если тебе нужны и другие книги, то напиши, и мы тебе их пришлем».

В другой раз, когда я уже был в монастыре Стомион, мне понадобилась лампада для храма. В одно утро, на заре, я спустился в Коницу. Проходя мимо одного дома, я услышал, как девушка говорит своему отцу: «Папа, монах идет!» Тот вышел мне навстречу и сказал: «Отче, я дал обет пожертвовать Матери Божией лампаду. Возьми эти деньги и купи ее сам». И он дал мне пятьсот драхм — ровно столько, сколько стоила лампада в 1958 году.

Да и сейчас, когда у меня возникает какая-то нужда, Бог сразу же покрывает ее. Например, если я хочу напилить дров и не могу, то дрова в два счета приходят сами. Перед тем как приехать к вам, я получил посылку, в ней было пятьдесят тысяч драхм — ровно столько, сколько мне было нужно. Еще пример: дал я кому-то в благословение икону «Достойно есть». На другой день мне приносят «Иверскую»! А нынешним летом, пока не прошел дождь, у меня совсем не было воды. Сейчас побрызгало маленько, и в день я набираю от силы полторы банки воды. В цистерне осталась вода с прошлого года, но она протухла. Как же, однако, устраивает все Бог! У меня есть бочка с водой. Каждый день приходит столько народу — пьют, умываются, они ведь вспотевшие приходят, а уровень воды опускается только на четыре-пять пальцев! Одна бочка на сто пятьдесят-двести человек — и не пустеет! При этом одни порой слишком открывают кран, другие забывают его закрыть, и вода вытекает, но при этом не заканчивается!

Старец Паисий Святогорец. Слова. Т. 2. М.: Святая Гора, 2004

Случаен ли мир?

Архиепископ Иоанн (Шаховской) в книге «Беседы о вере» пишет: «Гармония и красота, которую мы видим в мире среди ясного дня и звездной ночи, не могла возникнуть «случайно». Звезды и былинки, цветы и твари, Земля и человек сотворены волей Премудрого и Великого Творца, давшего цель и смысл всему существующему, законы развития, достижения все большего совершенства и — бессмертия…

Но есть неверующие и маловерующие, есть еще не видящие Божественного разума в творении… Есть еще спрашивающие себя: не случайно ли возник мир?

На вопрос о «случайности» мира можно ответить без труда, выяснив лишь одно: случаен ли самый «случай»?..

Представьте себе, что пятилетний ребенок сел играть в шахматы с чемпионом мира и, не отдавая себе отчета в том, что он делает, двигая фигурами случайно, разбивает все расчеты чемпиона и выигрывает.

Возможен ли такой случай? Вернее, такая цепь случайностей? Теоретически она, конечно, возможна, но практически шансы против нее так невероятно велики, что она невозможна. Подумайте теперь о том, возможна ли случайность в возникновении элементов неорганического мира и, среди них, органической жизни, и среди нее — мыслящего человека? Возможно ли верить в цепь таких случайностей и в случайность гармонизации между собой всех неисчислимых элементов мира?

Возникновение нашей земли и жизни на ней, с точки зрения и математической теории вероятности, есть явление в высшей степени непостижимое, чудесное. Не имея разумного сознания, как могла материя установить, сочетать и уравновесить все бесчисленные элементы, входящие в состав мира и жизни человека?

Один взгляд на конструкцию нашей Земли уже решает этот вопрос. Ее расстояние от Солнца, необходимое для органической жизни, земная атмосфера, живительность солнечных лучей, диаметр земной коры, количество влаги в мире, точно рассчитанное расстояние от Земли до Луны (будь Луна ближе, приливы океанов заливали бы континенты), мера углекислоты и азота в воздухе и в почве; появление гармонически-тонкой структуры человека и то, что он выжил на Земле; и многое еще другое, вернее сказать — все в мире указывает на строгий порядок, план, великий замысел и творческую волю, выявившуюся в мироздании.

Столь разнообразно и гармонически сочетавшиеся друг с другом условия, необходимые для возникновения и продолжения жизни на Земле, не могли явиться «случайно», в одно и то же время, на одной и той же планете…

Жизнь изошла из великой мысли Живого Творца.

Что такое материализм? Это миф о вездесущей, всетворящей и абсолютной материи, одновременно бессознательной и (каким-то странным образом) рождающей… всякое сознание в мире!

Вера в такую материю бессмысленна — и не религиозна, и не научна. Только вера в Бога, Творца жизни, отвечает достоинству человека и величию творения. Наука подводит человека к религии… Но человек остается всегда свободен душой своей: веровать или не веровать в Небесного Отца — открыть или не открыть себя Его великому миру…

Наука тут не может ничего душе приказать. Душа сама выбирает себе жизнь или смерть, свет или тьму. Но честное научное знание помогает человеку освободиться от суеверий — как псевдорелигиозных, так и материалистических. От этих суеверий только истина Христова очищает сердца. Только этой истиной и оправдывается жизнь человека».

Н. И. Пирогов (1810–1881), русский ученый, врач:

«Я не могу слышать без отвращения ни малейшего намека об отсутствии творческого плана и творческой целесообразности в мироздании, а посему существование Верховного Разума, а следовательно, и Верховной Творческой Воли я считаю необходимым и неминуемым роковым требованием моего собственного разума. Так, если бы я и хотел теперь не признавать существование Бога, то не смог бы этого сделать, не сойдя с ума».

Фред Хойл, современный британский физик и философ: «Представление о том, что программа, заложенная в живую клетку, могла развиться случайно в первобытном супе на Земле, в высшей степени абсурдно… У меня сложилось впечатление, что большинство биологов в глубине души понимают правду, но они настолько запуганы ее возможными последствиями, что готовы принять любую линию поведения, лишь бы только отойти от нее».

Однажды отшельник пришел деревню, где было полным-полно неверующих. Его окружила в основном молодежь, призывавшая его показать, где же обитает Бог, столь глубоко им чтимый. Он сказал, что может это сделать, но сначала пусть дадут ему чашку молока. Когда молоко поставили перед ним, он не стал его пить, а долго и молча глядел на него со все возрастающим любопытством. Молодые люди проявляли нетерпение, их требования становились все настойчивей. Тогда отшельник сказал им:

— Подождите минутку; говорят, в молоке содержится масло, но в этой чашке, как я ни старался, его не увидел.

Молодежь стала смеяться над его наивностью.

— Глупый ты человек! Не делай таких нелепых заключений. В каждой капле молока содержится масло, оно и делает его питательным. Чтобы получить и увидеть его, нужно вскипятить молоко, остудить его, добавить простокваши, подождать несколько часов, чтобы оно свернулось, потом сбить и извлечь кусок масла, который появится на поверхности.

— Ах так! — сказал аскет. — Теперь мне гораздо легче объяснить вам, где обитает Бог. Он — повсюду, в каждом существе, в каждом атоме Вселенной, благодаря чему все они существуют и мы воспринимаем их и радуемся им. Но чтобы увидеть Его как реальную сущность, вам нужно строго, ревностно и искренне следовать предписанным правилам. Тогда, в конце этого процесса, вы ощутите Его милость и Его могущество.

О «судьбе»

Вот исполнилось Вам восемьдесят лет, а Вы все еще крепки и молоды духом. Много, много раз смерть смотрела Вам в глаза, но всегда каким-то чудом миновала Вас. И поэтому Вы спрашиваете меня, есть ли судьба и как Православная Церковь смотрит на волю судьбы.

Если под судьбой понимается слепая случайность или фатальность, Церковь решительно не принимает, отрицает существование такой судьбы. Церковь все обосновывает разумом, от разума и через разум. Она ничего не приписывает случайности или слепой фатальности, но все объясняет Промыслом всесильного и всевидящего Господа, исходящего из высшей целесообразности и характера тайных помыслов, чувств и действий человека. Само слово «судьба» происходит от слова «суд», в данном случае суд Божий. «Вспоминал суды Твои, Господи, от века, и утешался» (Пс. 118, 52). То есть помнит, как Господь награждал праведников и наказывал грешников еще в этой земной жизни. И снова говорит: «…судов Твоих я боюсь. Я совершал суд и правду; не предай меня гонителям моим» (Пс. 118, 120–121). В славянском тексте везде вместо слова «судьба» стоит «суд». И мы часто говорим: «Как рассудишь об этом?», что означает «Как ты думаешь?».

Следовательно, судьба — это мысль Божия обо всем происходящем, но не такая пассивная и немощная, как человеческая, а активная и решающая. Кто-то собирался наутро поехать в ближайший город, но ночью настигла его смерть и перенесла в далекий небесный град. И говорят люди: такова его судьба. Кто-то полюбил девушку, а пришлось жениться на другой, опять говорят: судьба! Кто-то укрывался в тылу, но настигла его пуля в укрытии — судьба! Только судьба прозорливая, а не слепая, от Бога — Мыслителя и Промыслителя, Который всему знает причину. Тот, кто говорит «слепая судьба», исповедует непонимание причины и смысла событий. Без милостивого и праведного Господа не происходит ничего.

По словам Спасителя, «и птица малая не упадет на землю без воли Отца вашего. У вас же волосы на голове все сочтены» (Мф. 10, 29–30).

Таким образом, ничья судьба не случайна и не слепа, но разумна и промыслительна. И такая судьба помогла Вам многократно избежать близкой смерти и пережить судей, которые подписывали Вам смертный приговор.

От Господа Вам многая лета и спасение.

Святитель Николай Сербский. Миссионерские письма. Письмо 184

Послесловие

«Однажды, когда мы с моим старцем шли берегом Мертвого моря, — рассказывал братиям авва Дула, ученик преподобного Виссариона, — меня одолела крайняя жажда.

— Я хочу пить, авва, — сказал я старцу.

— Напейся из моря, — ответил он.

Я недоуменно взглянул на него. Разве можно пить эту воду, состоящую из соли и серы?

Однако старец помолился и перекрестил воду благословляющей рукой.

— Пей, — повторил он.

Я послушался. Зачерпнув воды в ладонь, я стал пить. Горькая вода Мертвого моря стала слаще меда.

Увидев это чудо, я хотел было наполнить бывший у меня с собой маленький сосуд.

— Зачем ты набираешь воду? — спросил меня старец.

— Чтобы у меня была вода, когда я опять захочу пить, авва.

Он окинул меня суровым взглядом:

— Маловер! Бог, Который есть здесь, будет и дальше!»

Святитель Филарет Московский дает следующее определение Промысла:

«Промысл Божий есть непрестанное действие всемогущества, премудрости и благости Божией, которым Бог сохраняет бытие и силы твари, направляет их к благим целям, всякому добру вспомоществует, а возникающее через удаление от добра зло пресекает или исправляет и обращает к добрым последствиям».

 

«Истинно православное учение состоит в том, что ни воля человеческая отдельно, ни благодать Божия отдельно, а воля и благодать вместе оправдывают и спасают человека, что благодать всегда необходима, а воля всегда свободна. Святая наша Церковь в Священном Писании, согласно с учителями Церкви и учеными богословами, учит, что свобода человеческой воли и помощь Божественной благодати — вот два крыла, которые поднимают нас на небо в рай» (Илия Минятий. Слова в Великий пост).

Епископ Александр (Милеант):

«Промыслом Божиим называется постоянная забота Творца обо всем том, что Он создал. Человеку невнимательному и ведущему рассеянный образ жизни представляется, что все течет своим чередом. Все события являются результатом случайного стечения обстоятельств. Такому несерьезному человеку кажется, что Бог, если Он и есть, находится где-то далеко на небе, что Он не интересуется нашим миром, так как этот мир слишком мал и ничтожен в очах Божьих. Люди, думающие так, относятся к так называемым деистам. Деистическое учение о Боге получило особенно широкое распространение на Западе в последние столетия, когда люди стали терять живой контакт с Богом в Церкви, таинствах и молитве. Такие люди обычно бывают в то же время суеверными. Большое значение придают влиянию звезд на человеческую жизнь, следят за всякими глупыми предметами, например: чтобы кошка не перебежала дорогу, чтобы не рассыпать соль на столе, не здороваться через порог, не спать ногами к дверям и так далее. У некоторых суеверных людей количество таких примет достигает огромного числа. Но эти люди только усложняют свою жизнь. Если на все эти глупые суеверные приметы не обращать внимания, то будет лучше всего, ибо всем миром вообще и жизнью каждого человека в частности управляет Бог.

Спаситель сказал, что даже самая малая птичка не упадет без воли Божией13(Мф. 10, 29), тем более ничто в нашей жизни не может произойти помимо Его воли. Все доброе и хорошее посылается Господом, ибо Он есть вечный источник всех благ. Все же злое не посылается непосредственно Богом, ибо у Бога нет и тени зла. Но Господь попускает злу иногда вредить нам ради нашей пользы и спасения. В данном случае разные неприятности имеют то же действие, какое имеют горькие, неприятные, но в то же время спасительные лекарства. Почти все лекарства и медицинские операции являются для нас неприятными, но мы все равно к ним прибегаем, ибо знаем их пользу и необходимость.

Все люди должны твердо знать, что только Бог есть источник счастья, мира и блаженства. Утешения и радости видимого мира Господь создал для нашей телесной природы. Но человек, пользуясь всем с умеренностью и обладая разумной душой, не должен забывать Бога. Ведь душа ничем земным и вещественным удовлетвориться не может. В большинстве же случаев так получается, что мы с какой-то ненасытностью удовлетворяем наши телесные пожелания, о душе же и о ее духовных нуждах совсем забываем.

Для нашего спасения Господь допускает, чтобы нас постигали различные скорби. Страдая, мы начинаем понимать суетность нашей земной жизни и обращаемся к Богу за вразумлением и помощью.

Страдая, мы должны твердо верить, что Бог бесконечно благ и что Он хочет только нашего вечного счастья. Потому мы должны с благодарностью принимать от Него различные испытания. Ведь и дети не перестают любить родителей, когда эти их наказывают, ибо чувствуют, что родители это делают ради их же добра».

Однажды поздним вечером в одном из домов вспыхнул пожар. Вся семья — отец, мать и дети — потрясенные происходящим, выбежали на улицу и смотрели на разгорающийся огонь. И вдруг все поняли, что среди них нет самого младшего члена семьи — пятилетнего сынишки. Скорее всего, он, испугавшись пламени и дыма, вместо того чтобы спуститься вниз, взобрался по лестнице на самый верх. Нельзя было уже и мечтать найти его. Неожиданно открылось окно, и в нем появилось искаженное страхом лицо ребенка.

Отец в отчаянии закричал:

— Прыгай!

Малыш, видя перед собой только клубы дыма и языки пламени, крикнул:

— Папа, я тебя не вижу!

— Зато я тебя вижу, не бойся, прыгай сейчас же!

Мальчик, набравшись мужества, прыгнул — и оказался прямо в объятиях отца.

Именно такой веры ждет от нас Бог!

📚

Wayfarer

Wayfarer

0 0 голоса
Рейтинг статті
Подписаться
Уведомить о
guest
1 Коментар
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
trackback
Праведный Иоанн Русский | N.E.W.O.D
4 дней назад

[…] что претерпев такие муки, Иоанн не только сохранил православную веру, но до конца жизни остался верным слугой своего […]

Wordpress Social Share Plugin powered by Ultimatelysocial
1
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
Wordpress Social Share Plugin powered by Ultimatelysocial
1
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x